Американская стратегия национальной обороны и парадокс высоких технологий

0

Нынешняя стратегия национальной обороны подчеркивает роль, какую, по всей вероятности, будут играть технологии в обеспечении способности Соединенных Штатов успешно конкурировать в ходе грядущих конфликтов, особенно против равных противников. Разработка более надежного оборудования и устойчивых информационных сетей будет владеть решающее значение для решения большинства, если не всех, боевых задач в ближайшем будущем. Спектр этих задач может вводить использование искусственного интеллекта для обнаружения целей, сетецентрической обороны или наступления, применение роботов и автономных транспортных оружий для выполнения задач по логистике или использование комплексных спутниковых структур для позиционирования или навигации.

Стратегия, подчеркивающая эти возможности, не лишь вполне логична, но и необходима, если США хотят сохранить свое военное превосходство. Однако, будучи лишенной компенсирующих усовершенствований, какие должны заключаться в обучении личного состава базовым и проверенным временем нетехническим или аналоговым навыкам, эта стратегия может усугубить чрезмерную подневольность вооруженных сил США от технологий.

Американская стратегия национальной обороны и парадокс высоких технологий

С момента окончания холодной войны, и особенно после 11 сентября 2001 года, американские военные сделались придавать меньшее значение критически важным нетехническим тактикам, методам и процедурам, внедрив новое оборудование и информационные сети, назначенные для использования современных технологий и роста киберпространства.

Несмотря на очевидную ценность в конфликтах с участием технологически развитых противников, такие навыки как чтение карт и навигация по компасу, маскировка и рассредоточение, процедуры для минимизации электронных излучений, а также визуальная идентификация аэропланов, не получали столь же серьезного внимания, как во время холодной войны. Многие из этих задач были признаны устаревшими – из-за таких технологических достижений как системы глобального позиционирования – или сделались считаться менее значимыми, в условиях практически полного отсутствия угроз со стороны военно-воздушных сил противника.

Окончание морозной войны и распад СССР привели к тому, что у США в последующие годы не было равных по силе противников. На протяжении двадцати лет американские военные участвовали в конфликтах с низенькой интенсивностью, где им противостояли повстанцы или террористические организации. В результате вооруженные силы привыкли широко использовать современные технологии, вместо того, чтобы надеяться на базовые военные навыки, которым прежде придавалось первостепенное значение.

Однако, потенциальная угроза, созданная усилением военного потенциала таких противников как Россия, Китай и Иран, а также размашистое распространение передовых военных технологий среди других государственных и негосударственных субъектов, делают такой выбор все немало несостоятельным и ошибочным.

Новые противники, располагающие сложными военными  технологиями, гораздо более опасны по сравнению с теми, с кем Соединенным Штатам доводилось сталкиваться на протяжении последних двух десятилетий. Из-за этого Америка, как ни парадоксально, оказалась перед необходимостью дальнейшего совершенствования военных сетей и связанных с ними возможностей, но в то же пора она больше не может рассчитывать на беспрепятственное использование этих сетей в случае возникновения крупного военного конфликта.

Сообразно информации Счетной палаты правительства США, новые военные сети и технологии обмена информацией в киберпространстве постоянно внедряются в практику вооруженных сил. Самим фактом проведения операций в киберпространстве против иных стран, Соединенные Штаты фактически провоцируют аналогичные атаки противников против своего собственного военного командования и управления, а также против штатских целей и критически важной инфраструктуры.

Хотя сегодня Соединенным Штатам ничего не угрожает в столкновении с негосударственным субъектом, использующим на поле боя обыкновенные вооружения, среди экспертов и профессионалов растет озабоченность по поводу того, что террористы и повстанцы в будущем могут использовать ненастоящий интеллект для подрывных операций в социальных сетях, или, что гораздо хуже, для прямой атаки с помощью небольшой группы дронов, управляемых ненастоящим интеллектом и несущих на борту взрывные устройства.

Хотя технологическая угроза от негосударственных субъектов, в обозримом будущем, по всей вероятности останется узкой, крупные державы, такие как Китай и Россия разработали весьма эффективные методы, способные сорвать передислокацию американских армий и вывести из строя важнейшие технологические системы.

Стратегии блокирования доступа в зону, противоспутниковые средства, расширенные комплексы мероприятий радиоэлектронной войны, а также средства кибератак, возможно, являются полезными сами по себе, но они также напрямую противодействуют тому, что почитается ключевыми преимуществами армии США: переброска войск в любую точку планеты, глобальная навигация и коммуникации на поле боя.

Эти противники ведают, что относительная свобода передвижения вооруженных сил США зависит от их способности эффективно использовать свои передовые системы командования и контроля, а также коммуникационные сети.

Надобность в наращивании инвестиций в военные технологии трудно, если не невозможно, отделить от рисков, связанных с растущей зависимостью вооруженных сил края от этих технологий. Достигнуть баланса между двумя этими факторами, вероятно, будет крайне непросто. Пора и ресурсы, израсходованные для развертывания, обслуживания и мониторинга военных сетей не могут быть использованы вновь для обучения нетехническим навыкам ведения брани.

Это еще более проблематично, если учесть, что в случае выхода сетей из строя или потери доступа к ним, военнослужащие США могут столкнуться с неодолимыми трудностями в навигации, управлении артиллерийским огнем или обмене информацией между собой, что потенциально ограничивает их способность эффективно выполнять военные задачи на полях будущих сражений.

В планах поддержки национальной оборонной стратегии, в которой основной акцент делается на продолжающемся внедрении технологий для обеспечения грядущей военной эффективности, настоятельно необходимо рассмотреть вопрос о том, насколько важно сохранять способность планировать и вести военные поступки в отсутствие доступа к современным технологиям.

Чтобы сохранить свое военное превосходство, Соединенным Штатам, вероятно, потребуется использовать потенциал сетецентрической брани с применением искусственного интеллекта, методов машинного обучения, робототехники и автономных систем, а также иных высокотехнологических факторов умножения военной мочи.

Однако, эти достижения необходимо сбалансировать с помощью равного или даже большего акцента на традиционных базовых военных навыках – таких как чтение карт и навигация по места, идентификация самолетов, а также обнаружение и преследование целей – которые лежат в основе боеготовности войсковых подразделений, надеющихся на обычные средства ведения военных действий.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *