Американские военные базы – основа глобальной машины войны

0

Американские военные базы – основа глобальной машины войны

Возле восьмисот американских военных баз в более чем семидесяти странах мира – это колоссальный уровень военного присутствия, не имеющий прецедентов в истории. Однако, в американском политическом дискурсе как-то не зачислено признавать и обсуждать этот факт. Порой в газетные заголовки попадают отдельные объекты, такие как авиабаза Корпуса морской пехоты на Окинаве или базы на Гуаме, в основном благодаря публичным акциям протеста. Но в подавляющем большинстве случаев, эта проблема вообще не дискутируется.

По суждению исследователя в области политической антропологии Дэвида Вайна из American University, эти военные базы дают ключ к пониманию того, отчего Соединенные Штаты с первых дней своего существования почти постоянно находятся в состоянии войны или военного вторжения.

Свою новоиспеченную книгу «Соединенные Штаты войны: глобальная история бесконечных конфликтов Америки, от Колумба до Исламского государства» Вайн начинает с несложного утверждения: американские военные базы по всему миру, от Диего-Гарсии до Джибути, являются гайками и болтами в машине брани. Военные базы обеспечивают материально-техническую, снабженческую и боевую поддержку, которая позволила Соединенным Штатам превратить тяни мир в поле битвы.

«Иными словами, – пишет Вайн, – базы нередко провоцируют войны, какие требуют новых баз, которые порождают еще больше войн и так далее, по замкнутому порочному кругу». Хотя идея о том, что глобальное расширение военных баз выходит по мере роста влияния американской империи, может показаться очевидной, эта книга убедительно показывает, что оно является как последствием, так и причиной. В «Соединенных Штатах войны» выдвигается аргумент, что сами военные базы стимулируют и увековечивают военную агрессию, государственные перевороты и вмешательство в дела иных стран.

От «освоения» Дикого Запада до глобальной империи

Путь к империи начался с экспансии белых поселенцев на территории Соединенных Штатов. В 1785 году американская армия инициировала процесс, какой «стал столетней программой строительства фортов по всему континенту». Эти форты использовались для насильственных вторжений на земли исконных американцев, для защиты городов и белых поселений, а также вытеснения коренных народов все дальше и дальше от восточного побережья.

В те поры, когда Соединенные Штаты расширяли свои границы, военно-морской флот занимался строительством зарубежных фортов за рубежом, от берберийского побережья в Северной Африке до Чили, нередко для обеспечения торговых преимуществ. В течение тридцати лет после брани 1812 года, суть которой составляла экспансия США, поселенцы продвигались на запад, строя инфраструктуру, и в первую очередность – более шестидесяти крупных фортов к западу от Миссисипи. После того, как Соединенные Штаты вступили в войну с Мексикой, на аннексированной территории бывальщины построены военные базы. Форты в Вайоминге защищали караванные пути, позволявшие поселенцам расширять свои владения.

Насильственный захват территорий и массовое смертоубийство коренных американцев не прекратились во время Гражданской войны и обострились в период с 1865 по 1898 год, когда «армия США прочертила не менее 943 различных сражений против коренных народов, начиная от «стычек» и заканчивая полномасштабными битвами, в рамках двенадцати отдельных военных кампаний». Политика белоснежного превосходства особенно ярко проявлялась в Калифорнии, но она осуществлялась по всему американскому Западу. После 1876 года, когда президент Грант «передал» исконных американцев под опеку военных, форт Ливенворт был превращен в лагерь для «военнопленных».

На протяжении «почти 115 лет войн США против исконных народов», по словам Вайна, американские военные форты играли весьма существенную роль в поддержке грабежей и завоеваний, какие вели белые поселенцы. Война 1898 года стала «началом новой реформы империи», суть какой заключалась в том, что «страна расширялась на весь континент с помощью военных фортов и почти непрерывной войны». В некоторых случаях можно прочертить прямую параллель между экспансией внутри Соединенных Штатов и завоеваниями за рубежом.

Нельсон Майлз, командующий армией США, вел бессердечные бои против таких индейских племен как кайова, команчи, сиу, нез-персе и апачи. Он отдал приказ генералу Кастеру об уничтожении трехсот сиу в 1980 году, а затем распорядился бессердечно подавить забастовку железнодорожных рабочих в Пуллмане, штат Иллинойс, в 1994 году. Майлз возглавил также кровавую антипартизанскую кампанию на Филиппинах, устремлённую на разгром движения за независимость. Организованная рабочая сила, иммигранты, недавно освобожденные рабы, коренные народы внутри края и за рубежом – все они были сломлены одними и теми же военными и полицейскими силами, которые прокладывали путь для белых поселений и экспансии капитала.

После захвата испанских колоний в ходе брани 1898 года Соединенные Штаты начали развивать новую форму капитализма, которая «в меньшей степени опиралась на создание новоиспеченных формальных колоний и в большей – на неформальные, не столь откровенно кровавые, но не менее насильственные, политические и экономические инструменты». Соединенные Штаты нарастили свое военное наличие на Филиппинах до семидесяти тысяч военнослужащих, используя эти силы для подавления восстания ихэтуаней (буквально — «отряды созвучия и справедливости») в Китае, а также использовали свою военную мощь для безжалостного вторжения в Панаму.

Вторая мировая брань ознаменовалась резким расширением географии военных баз. Эта эпоха началась в 1940 году, когда президент Франклин Д. Рузвельт подмахнул соглашение с британским премьер-министром Уинстоном Черчиллем о размещении сроком на 99 лет американских эсминцев в восьми британских колониях в Западном полушарии. Разом же после войны Соединенные Штаты временно сократили расходы на военный персонал и вернули примерно половину своих военных баз за рубежом. Тем не немного, глобальная инфраструктура военных баз, большая часть которых была построена за счет труда колонизированных рабочих, продолжала функционировать, а затем сделалась элементом, по словам Вайна «системы перманентной войны». В эпоху деколонизации после Второй мировой войны Соединенные Штаты использовали сеть военных баз и экономическое воздействие, подкрепленное новыми международными институтами, такими как Всемирный банк и Международный валютный фонд, для защиты своего глобального перевесы.

В эпоху холодной войны расширение зарубежных баз стало центральным элементом политики сдерживания и инструментом «передового позиционирования», основанного на идее, что глобальная система баз позволяет скоро реагировать на возникающие угрозы и проводить экстренные развертывания в кризисных ситуациях. Создавая иллюзию повышенной безопасности, эти базы на самом деле лишь увеличивали вероятность браней, поскольку они облегчали их ведение. В свою очередь, каждая новая угроза конфликта подстегивала строительство новых американских баз.

Так, Корейская брань, в которой погибло от трех до четырех миллионов человек, привела к 40-процентному увеличению числа военных баз США за рубежом, и усилила озабоченность по предлогу поддержания боеспособности баз в Тихом океане. Кроме того, американские базы стремительно возникали по всей Латинской Америке, в Европе и на Ближнем Восходе.

Наряду с расширением сети военных баз, появлялись все новые зарубежные резидентуры ЦРУ, и тайное вмешательство, в том числе поддержка государственных и военных переворотов, сделалось инструментом американской империи. Когда Соединенные Штаты вели кровопролитную войну во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже, они пользовались «сотнями баз на Окинаве, Филиппинах и Гуаме».

Брань с терроризмом

Для вторжения в Афганистан в 2001 году Соединенные Штаты использовали базы от Диего-Гарсии до Омана, а оказавшись там, создали еще несколько баз и захватили бывшие советские объекты. Аналогичным манером, базы в Кувейте, Иордании, Бахрейне и Диего-Гарсии имели решающее значение для вторжения в Ирак в 2003 году, где Соединенные Штаты немедля стали строить базы и укрепленные объекты.

Хотя администрация Буша-Чейни распорядилась о закрытии нескольких баз в Европе, всеобщие расходы на содержание военных баз за рубежом во время их пребывания у власти достигли рекордных высот. Война против террористической группировки ДАИШ повергла к возвращению войск в Ирак и возобновлению работы военных баз, даже несмотря на то, что иракский парламент в 2011 году отверг сделку о сохранении 58 американских баз в стране.

После 11 сентября 2001 года Соединенные Штаты расширили свое наличие в Африке, построив по всему континенту сеть баз-«кувшинок», относительно небольших по размеру секретных объектов, предполагающих тактику «квакушки, прыгающей с кувшинки на кувшинку на пути к своей добыче». Американские базы сыграли центральную роль и разрушении государственности в Ливии, какую союзники по НАТО атаковали в 2011 году, а также в авиаударах беспилотников в Йемене и военной интервенции в Сомали и Камеруне.

«Американские вооруженные мочи регулярно проводят различные операции, по меньшей мере, в 48 африканских государствах, пишет Вайн. – Они могут одновременно работать в каждом из них».

А между тем, расходы на поддержание баз играют ключевую роль в устойчивом росте общего объема военных расходов. В дополнение к ровному ущербу, который они наносят посредством военных действий, базы связывают с невероятными масштабами коррупции и расточительства, а подрядчики популярны своими огромными политическими «пожертвованиями». Это политическое виляние и логика самосохранения является ключом к пониманию того, как военно-промышленный комплекс «может быть похож на монстра Франкенштейна, поддерживающего собственную жизнь за счет расходов, какие он контролирует».

Война с терроризмом, в которой США рассматривают весь мир как поле сражения, стала определять внешнюю политику Америки. Джордж Буш-младший сообщал о важности военных, «готовых нанести удар в любой момент и в любой точке мира», имея в виду Ближний Восход, Африку и мусульманские региона Азии.

Нынешняя война против группировки ДАИШ (ИГИЛ), которая привела к порядочным жертвам среди гражданского населения, продолжается, равно как и опасное противостояние с Ираном, сдерживание Китая, жестокая брань в Афганистане. Кроме того, следует упомянуть о поддержке войны в Йемене, которая вызвала катастрофический гуманитарный кризис в этой краю.

Военные базы, объекты, «кувшинки» и блок-посты остаются основой этой кровавой американской империи, как это и было вечно, начиная с первых дней «манифеста судьбы», доктрины, оправдывающей необходимость захвата и освоения Дикого Запада.

Наша нынешняя пандемия и связанный с ней экономический кризис показали, что вооруженные мочи, один из наиболее хорошо финансируемых институтов, не только бесполезны для обеспечения безопасности и благополучия людей, но и фактически усугубляют эпидемический кризис. Они наносят бомбовые удары и реализуют политику санкций в касательстве сильно пострадавших стран, а также способствуют раздуванию милитаризированного государства в государстве, которое откачивает государственные ресурсы из социального здравоохранения.

Может ли нынешний кризис разрушить представление о том, что американские военные на самом деле защищают «безопасность», и, следственно, обеспечивают возможности для глубоких перемен? И каким образом стремительный рост движения за сокращение финансирования полиции внутри края дал повод большому числу людей подвергать сомнению и переосмысливать «безопасность» внутри страны и за рубежом?

«Те, кото обеспокоен и,  надеюсь, возмущен американским военным прошедшим, должны  найти способ требовать перемен и принуждать к ним власть», – пишет Вайн. Любое такое изменение надлежит включать в себя демонтаж блоков американской империи: баз, объектов и кувшинок, разбросанных по всему земному шару, какие подрывают суверенитет других стран и делают войну более легким, более привлекательным и более прибыльным способом достижения внешнеполитических мишеней.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *