Что такое «Россия», которая не дает покоя Западу?

0

Что такое «Россия», которая не дает покоя Западу?

Что мы на самом деле имеем в облику, когда выражаем обеспокоенность по поводу «России»? Оказывается, под Россией можно понимать как некий символ, так и внешний субъект, способный воздействовать на внутренние процессы в других странах. Важно не поддаваться искушению смешать эти понятия.

В последние годы в журналистских репортажах и комментариях немало авторов в западных СМИ часто фигурирует определенная озабоченность по поводу России. Отчасти это связано с ее напористой внешней политикой, ролью в возвращении военной угрозы в Европе и военным вмешательством на Ближнем Восходе. Однако, возможно, еще больше споров и дискуссий вызвало  ее предполагаемое вмешательство во внутреннюю политику за пределами «ближнего зарубежья», бездонно в лагере западных демократий. Эта тенденция стала особенно заметна после избирательных кампаний в 2016 году, когда Дональда Трампа пришел в Белоснежный дом, а Британия, напротив, ушла из Европейского Союза. Причем, ссылки на российское вмешательство – включая кампании дезинформации, осуществляемые сквозь социальные сети и с помощью хакерских операций – становятся в последнее время все более распространенными.

Обеспокоенность влиянием России и ее вмешательством во внутреннюю политику европейских краёв возникла несколько раньше, чем обвинения в связи с выборами в США. Она связана с все более тесными связями между Москвой и радикальными движениями, а также политическими правого толка в Европе. Многослойная политическая динамика, какая открыла эпоху увлечения европейских ультраправых Кремлем, и подтолкнула Москву к активному взаимодействию с ними, подробно обрисована в книге Антона Шеховцова «Россия и западные ультраправые», опубликованной в 2017 году.

Крайне правые политики никогда не таили своей поддержки политики президента России Владимира Путина. Они хвастались своими прямыми контактами, как это сделала, так, Марин Ле Пен во время президентских выборов во Франции в 2017 году, а также просто открыто заявляли об этом, как неоднократно поступал бывший вице-премьер Италии Маттео Сальвини, какой однажды даже явился в парламент в футболке с портретом российского лидера.

Такая комбинация тенденций способствовала тому, что политические дебаты в связи с ролью России все вяще накалялись, а иногда даже превращались в межпартийные конфликты. Как минимум отчасти это связано с тем, что в выражениях озабоченности по поводу России нередко смешиваются совершенно разные виды озабоченности, которые в конечном счете отражают кризис западных либерально-демократических институтов и политических сил.

Возлагать вину за структурные кризисы на иноземное вмешательство и дезинформацию, генерируемую извне, возможно, весьма заманчиво, и Владимир Путин как главный злодей отлично подходит для заголовков в прессе, но это нехорошая отправная точка, как для анализа, так и для разработки ответных политических мер.

Впрочем, понимание этой проблемы не отменяет важности беспорочного и непредвзятого разговора о России. Причем, возможно, речь идет даже не об одной дискуссии. Если Россия не должна быть центральным работающим лицом в истории о дезинформации и отсутствия доверия к институтам и избирательным процессам на Западе, тогда какой же разговор о воздействии России на внутреннюю политику в Италии и других европейских странах мы должны вести?

Существует целый ряд факторов, обусловливающих значительную роль России во внутриполитической дискуссии в такой стране как Италия.

Давайте начнем с России, которой на самом деле не есть, но которая, тем не менее, кажется мощным полюсом притяжения. Многие, и в частности, крайне правые политики, судя по всему, видают в стереотипном образе Владимира Путина образец для подражания. В их глазах это сильный лидер, который ставит национальные заинтересованности на первое место, принимает быстрые и эффективные решения, не заботясь при этом о бремени сдержек и противовесов, и которому не необходимо беспокоиться о политкорректности и правах человека. Лидер, который не склоняется перед международным давлением и может защитить так именуемые «традиционные ценности».

Очевидно, что это не более чем фантазия, полная противоречий и далекая от реальности. Тем не менее, невозможно отрицать, что это мощная фантазия, обладающая большенный притягательной силой. Примечательно, что этот нарратив был создан российским руководством для внутренних целей, чтобы показать острый контраст с неблагополучными девяностыми, когда внутренняя хрупкость российской государственности стала наиболее заметной, а уровень жития большинства жителей страны катастрофически упал. Первоначально он не носил ни антизападный ни ярко выраженный консервативный характер, но в заключительные годы он все больше приобретал эти черты.

Гомофобский дискурс (и законодательство) проявился более отчетливо в течение последнего десятилетия и сделался важным предметом дискуссии, например, в рамках кампаний против соглашения об ассоциации с ЕС на Украине, в Молдове и Грузии. Используя этот и иные консервативные пассажи, а также анти-либеральную и антизападную риторику, современная Россия с Путиным во главе превратилась в символ глобальных правых.

Однако, такова ли на самом деле Россия, о какой мы говорим? Возможно, в той мере, в какой эта озабоченность вращается вокруг роста влияния радикальных правых сил, правого популизма и снижения доверия к институтам, составляющих основу либеральной демократии, Россия сама является маргинальной, если не незапятнанно символической. Символы, разумеется, имеют значение, но чтобы понять эту тенденцию, как в аналитическом, так и в политическом плане, сосредоточение внимания на России, вероятно, является не самым практичным подходом.

Впрочем, существует общий контраргумент этому утверждению. Россия, как многие полагают, является не лишь символом, но и активным пособником консервативных политических сил. Она поддерживает их, не только оказывая финансовую помощь, но и способствуя распространению дезинформации, а также коротая операции по оказанию влияния, с целью обострения социальных разногласий и поляризации общественных дебатов вокруг наиболее заостренных проблем: именно в этом и заключается российское вмешательство.

Я убежден, что концентрация внимания на уязвимостях западной демократии, выявленных озабоченностью по предлогу российского вмешательства, включая дезинформацию в Интернете, роль темных денег в политике и проблемы кибербезопасности, является наиболее продуктивным подходом для защиты демократических институтов и процессов от внутренних и внешних деструктивных сил.

Однако, с учетом растущего числа подтверждений, указывающих на то, как те или иные силы, связанные с Россией, участвуют в подобной деятельности, акцент на анализе уязвимостей не означает самоуспокоенности в тех случаях, когда Россия является долей проблемы: напротив, выявление конкретных причин для беспокойства способствует лучшему пониманию того, о какой России мы  сообщаем.

Наконец, в рамках содержательного разговора о России и ее роли во внутренних делах западных демократий нельзя игнорировать реальную край Российскую Федерацию, с ее долгой историей культурных и экономических отношений с европейскими странами, с ее внешней политикой и мягкой силою. В Италии, в частности, правительства всех «мастей» в последние  годы поддерживали относительно дружественные отношения с Москвой, даже оставаясь в рубежах общей европейской внешней политики, в том числе присоединяясь к санкциям, введенным ЕС после аннексии Крыма.

Опасения по предлогу влияния России на внутренние процессы в западных демократиях часто приводят к дискуссиям, в которых Россия в конечном итоге не является основным действующим лицом. Однако, в некоторых из них она остается важным субъектом. Сосредоточить влияние на реальной роли России, вместо того, чтобы возлагать на нее вину за все структурные проблемы Заката – важный шаг к более содержательной публичной дискуссии о многогранном и многоуровневом кризисе, который ставит под сомнение саму натуру либеральных демократий.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *