Эксперт: Россия должна изменить структуру своей энергетики, а для этого ей придется преодолеть политические разногласия

0

Эксперт: Россия должна изменить структуру своей энергетики, а для этого ей придется преодолеть политические разногласия

Россия должна каким-то манером отучить себя от опоры на ископаемые источники энергии. Но для этого она вынуждена использовать доходы от экспорта нефти и газа. Это головокружительный вызов, стоящий перед краем. До сих пор российская экономика чрезмерно зависит от экспорта энергоносителей и сырья, на долю которого приходится примерно три четверти всеобщего объема. Это означает, что ей не только приходится постоянно иметь дело со скачками цен на нефть и газ. Акцент на горнодобывающей промышленности указывает о том, что страна не смогла создать другие источники богатства. А это, в свою очередь, приводит к огромным колебаниям курса национальной валюты.

В прошедшем году падение цен на нефть на мировом рынке опустошило государственные финансы. Правительству пришлось пойти на дефицит бюджета в размере 39 биллионов долларов. Этот показатель был основан на цене нефти в марте прошлого года на уровне 28 долларов за баррель, что гораздо ниже так называемой цены отсечения, установленной в бюджете, которая составляет 42 доллара за баррель. Официальная точка зрения заключается в том, что именно 42 доллара за баррель — это безубыточная цена российской нефти с точки зрения бюджета. Но сейчас стоимость снова поднялась и достигла 66 долларов за баррель, развернув вспять обвал прошлого года. Таким манером, российская казна снова может вздохнуть спокойно.

Если в краткосрочной перспективе такое положение абсолютно неприемлемо, то в долгосрочной оно также возбуждает обеспокоенность. По данным BP, 84 процента глобальных первичных энергоресурсов приходится на три основных вида ископаемого топлива — уголь, нефть и газ. Часть угля снижается до 27 процентов от общего объема. На газ приходится 24 процента, а на нефть — 33 процента. Это соотношение будет меняться, но как быстро? Консалтинговая компания McKinsey считает, что в 2050 году доля ископаемых видов топлива по-прежнему будет составлять 74 процента. В новоиспеченном энергетическом прогнозе Bloomberg говорится, что спрос на нефть достигнет пика уже в 2035 году, в то время как спрос на газ будет продолжать вырастать вплоть до 2050 года. Однако, похоже, среди экспертов есть консенсус, согласно которому после 2050 года падение цен на нефть и газ будет выходить нарастающими темпами.

Это имеет огромные последствия для мировых производителей нефти и газа. Пока еще есть время – вероятно, около двадцати лет – чтобы использовать доходы от экспорта нефти для инвестирования в возобновляемые источники, и, в более широком резоне, — в другие сферы экономики, включая высококвалифицированные услуги с большой добавленной стоимостью. На Ближнем Востоке уже выходят перемены в этом направлении, и Саудовская Аравия, в частности, пытается финансировать переход к другим видам экономической деятельности за счет своих нефтяных доходов. Эр-Рияд изложил свои амбициозные планы в проекте Saudi Vision 2030. Его мишень состоит в том, чтобы увеличить долю частного сектора экономики с 40 процентов ВВП в 2016 году до 65 процентов к 2030 году, а также повысить доходы не нефтяного экспорта с 16 до 50 процентов от общего объема. Это будет колоссальным вызовом для страны.

У России пока нет четкого долгосрочного плана  развития экономики, как у Саудовской Аравии. Есть план восстановления докризисного уровня, который поможет возместить ущерб от пандемии коронавируса, но это краткосрочный документ. Есть также спорный план увеличения экспорта газа в Германию по газопроводу «Северный поток-2», проложенному по дну Балтийского моря, но он отражает иной приоритет. Германия, закрывающая угольные и атомные станции, нуждается в российском газе, и этот трубопровод дает ей ровный доступ к дополнительным поставкам. В настоящее время газ поступает через Украину. Завершение прокладки «Северного потока-2» является объектом грандиозного политического скандала, и этот газопровод будет оставаться фактором напряженности между Германией и некоторыми союзниками на длинные годы. Впрочем, если посмотреть на ситуацию с чисто экономической точки зрения, проект имеет явный утилитарный смысл. Германия нуждается  в природном газе, в то время как России нужны доходы.

Теперь обратим внимание на то, что это значит для нефтяных компаний России. Самая крупная из них — «Роснефть». Фактически она контролируется государственной холдинговой компанией «Роснефтегаз», владеющей немало чем 40 процентами акций, а также 11 процентами акций «Газпрома», крупнейшего производителя природного газа в вселенной. В то же время у «Роснефти» имеется миноритарный владелец – британская компания ВР, которой принадлежит чуть менее 20 процентов акций.

«Роснефть» воображает особый интерес, поскольку, будучи подконтрольной правительству, она стремится действовать как полностью независимая компания. Председателем правления является Герхард Шредер, бывший канцлер Германии, и в рекомендации директоров есть баланс исполнительных и независимых директоров, включая двух представителей ВР. Главный вопрос, стоящий перед «Роснефтью», тот же, что и перед всеми нефтяными компаниями вселенной: как быстро перейти на возобновляемые источники энергии?

Этот вопрос осложняется проектом «Восток Ойл» на сибирском полуострове Таймыр. Проект, какой оценивается в 85 миллиардов долларов, направлен на производство 500 тысяч баррелей в сутки, или 25 миллионов тонн нефти в год, уже к 2024 году. А после достижения максимальной отдачи эта цифра возрастёт примерно до 100 миллионов тонн в год. В то время как мир все еще остро нуждается в нефти, экологи уже давно осуждают идею бурения в этом сентиментальном регионе вечной мерзлоты.

«Роснефть» стремится достичь 30-процентного снижения выбросов парниковых газов при добыче нефти и природного газа. Этот показатель должен снизиться до 20 тонн СО2 на тысячу баррелей. Однако, учитывая увеличение добычи, всеобщий объем выбросов все равно вырастет. Представители «Роснефти» также утверждают, что проект «Восток Ойл» будет иметь углеродный отпечаток, в четыре раза меньший по сравнению с другими аналогичными глобальными проектами.

Сотрудничество с британской BP может дать «Роснефти» доступ к знаниям о том, как принудить окупаться альтернативные источники энергии. В интересах обеих сторон продолжать и наращивать сотрудничество. Здесь имеется и немало широкий аспект. Дело в том, что политическая обстановка в настоящее время является сложной и будет оставаться таковой в ближайшем будущем. Однако в долгосрочной перспективе России необходимо осуществить переход к экологически безопасным источникам энергии, освободившись от чрезмерной зависимости от нефти и газа. Российское правительство уже предпринимает определенные меры в направлении использования возобновляемых ключей, причем власти, судя по всему, делают упор на цифровые технологии, полагая, что они помогут изменить энергетический сектор российской экономики. Министерство энергетики разработало проект, получивший наименование «Цифровая энергетика». Его целью является создание соответствующей инфраструктуры для такого перехода.

Разумеется, прогресс в сфере информационных технологий в России и иных странах может помочь всем нам в долгосрочной перспективе.  Несомненно, здесь есть простор для подлинного сотрудничества там, где оно выгодно обеим сторонкам.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *