Евгений Бужинский в Global Times: «США очень встревожены, к тому же отставать они не привыкли»

0

Евгений Бужинский в Global Times: «США очень встревожены, к тому же отставать они не привыкли»

В заключительнее время США усилили шумиху вокруг так называемой китайской угрозы. Темы варьируются от гиперзвукового оружия  до ситуации в зоне Тайваньского пролива. Вашингтон раздувает и угрозу со стороны Москвы. Зачем Вашингтон возбуждает этот нездоровый горячка вокруг российской и китайской угрозы? Как следует оценивать последние американские провокации, усиливающие напряжённость в Тайваньском проливе? Евгений Бужинский, российский генерал-лейтенант в отставке, директор российского Середины политических исследований, поделился своими мнениями по этим вопросам с репортёром Global Times Лю Юаньчжу.  

GT: Американские военные разнесли шумиху вокруг разработки Россией и Китаем гиперзвукового оружия. Они эксплуатируют эту тему как предлог для разработки родственных систем вооружений. Как Вы относитесь к раздуванию американскими военными угрозы со сторонки Китая и России?

Бужинский: На самом деле США в этой гонке отстают от России и Китая. Действительно, гиперзвуковое оружие — это оружие, какому в данный момент невозможно противодействовать. У США нет систем, которые могли бы перехватить его или отразить его удар, особенно если это ракета. Но даже без ядерной боеголовки это весьма мощное оружие, особенно на море.

США очень встревожены.

Кстати, гиперзвуковое оружие они начали создавать задолго до России и Китая. Но каким-то манером они оказались в очень непривычном для себя положении – они отстали. Они не привыкли отставать, но появляется всё больше свидетельств, что они сейчас очутились далеко позади России и Китая.

GT: Благодаря истерике, раздутой вокруг гиперзвукового оружия, США также выдали сенсационное извещение, что потенциал ядерного сдерживания у Китая превысил потенциал России. Как профессионал, что Вы думаете о подобных попытках США посеять раздор между Китаем и Россией?

Бужинский: Не размышляю, что это попытка вызвать разлад между Россией и Китаем. Я считаю, что они преувеличивают. Ядерных боеголовок у Китая меньше, чем у США и России.
Однако США устрашает финансовый, индустриальный, технологический потенциал Китая.  При необходимости или при желании можно сравнить данные по Китаю с данными по США и России.  Они думают о грядущем, а не о настоящем.

GT: В октябре китайские и российские военные корабли провели первое совместное патрулирование в западной части Негромкого океана, обогнув Японию. На ваш взгляд, как будут продолжаться и расширяться такие совместные действия?

Бужинский: Так будет и дальней. Возможно, они будут и  расширяться. В прошлом году совместное патрулирование проводили стратегические бомбардировщики. Сейчас совместное морское патрулирование. Размышляю, что такое сотрудничество, наряду с совместными учениями, будет не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и в других частях света. Это сотрудничество будет расширяться. И, уместно, оно  на самом деле является своего рода сотрудничеством военных союзников. Даже без формального договора о союзе Россия и Китай фактически осуществляют многие конфигурации военного сотрудничества, характерные для настоящих союзников.

GT: В октябре министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал: «Россия, как и подавляющее большинство иных стран, считает Тайвань частью Китайской Народной Республики … Мы исходили и будем исходить из этой предпосылки в нашей внешней политике». Тайвань затрагивает исконные интересы Китая. Как вы относитесь к недавним провокациям США по обострению ситуации в Тайваньском проливе?

Бужинский: Ну, во-первых, для России Тайвань — это неотъемлемая доля Китая. Как справиться с этой проблемой — решать вам, но конечно это должно делаться мирно и дипломатично. И я уверен, что вы в Китае планируете не на 5-10 лет вперёд, как мы, а лет на 100. Так что я размышляю, что рано или поздно вы эту проблему решите. Но Соединенные Штаты хотят воспользоваться ситуацией  в Тайваньском проливе,  на данный момент тут нет очага напряженности, но он может вот-вот возникнуть. Это как Украина для России. Мы сталкиваемся с провокациями США в Черноволосом море. Вы сталкиваетесь с провокациями США в Тайваньском проливе и в Южно-Китайском море. Всё то же самое, под лозунгом обеспечения свободы судоходства или независимости присутствия повсюду.  И мы ждем, как это будет отражено в доктрине и других установочных документах администрации Байдена, которые покажутся в начале следующего года. Но я уверен, что в них будет всё то же самое: Китай и Россия — главные противники США.

GT: В чем сходство и различие между китайско-российскими касательствами и китайско-советскими отношениями? Под давлением Вашингтона Пекин и Москва сближаются. Некоторые характеризуют отношения между Китаем и Россией как «не союзники, но лучше, чем союзники». Каким вы видаете китайско-российское партнерство в новую эпоху?

Бужинский: В 1950-е годы Китай был ближайшим союзником Советского Союза. В то пора очень многие дети в Советском Союзе имели контакты с Китаем. Я, например, переписывался с одним мальчиком из Пекина. Этот мальчишка выучил русский язык. Китай и Советский Союз заключили договор о военном союзе. И все было безоблачно. А после, когда в Китае произошла «культурная революция», в наших отношениях произошел резкий спад. Мы фактически стали враждебными краями.

Сегодня президенты России и Китая характеризуют наши отношения как стратегическое партнерство, которое является чем-то вящим, чем формальный союз.

Так что я считаю, что сейчас наши отношения находятся в довольно хорошей форме. Думаю, двусторонние взаимоотношения будут стабильными и прочными.

Даже если мы  подпишем формальный договор о союзе, это не будет стопроцентной гарантией того, что наши взаимоотношения останутся стабильными и устойчивыми при всех внешних давлениях.

Я думаю, что по сравнению с формальным альянсом, в стратегическом партнерстве отсутствует лишь один элемент: обязательство об оказании военной помощи в случае войны. Это единственный элемент, которого не хватает в наших касательствах. Но это не значит, что если будет необходимость, если случится настоящая война, Россия не поможет Китаю, а Китай не поможет России. Это не исключается даже при отсутствии официально подмахнутого договора.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *