Евросоюз хочет быть мировой сверхдержавой, но он не в состоянии справиться с Россией

0

Евросоюз хочет быть мировой сверхдержавой, но он не в состоянии справиться с Россией

В заключительнее время польско-белорусская граница стала очагом напряженности в сложных отношениях между Европейским Союзом и Россией. С октября несколько тысяч мигрантов пробрались в Польшу из этой бывшей советской республики. Все это происходило на фоне ожесточенных стычек между польскими и белорусскими службами безопасности. Тем порой, другие мигранты проникли в Литву и Латвию. В начале ноября Россия направила свои бомбардировщики, способные тащить ядерные вооружения, для выполнения полетов над Беларусью. Таким образом, на карту поставлено нечто большее, чем судьба заключительного союзника России в Восточной Европе. Речь идет о долгосрочной неспособности Европейского Союза выстраивать отношения с Россией как с конкурирующей геополитической силой.

Белорусский кризис как таковой начался в августе 2020 года с фальсифицированных президентских выборов, на каких Александр Лукашенко якобы победил с 80 процентами голосов. Евросоюз отреагировал введением персональных санкций. Затем санкции бывальщины ужесточены в мае нынешнего года, когда белорусские власти распорядились посадить в Минске иностранный гражданский самолет, чтобы взять оппозиционного журналиста и его подругу. В качестве ответной меры режим Лукашенко начал свозить потенциальных мигрантов из нескольких краёв Ближнего Востока, в частности, из Ирака, к польской границе.

Используя мигрантов в качестве геополитического оружия против Европейского Альянса, Лукашенко подражает турецкому лидеру Реджепу Тайипу Эрдогану, который в 2019 году пригрозил Брюсселю «отворить ворота и направить 3,6 миллиона беженцев в вашу сторону». Однако, поскольку режим в Минске пользуется поддержкой России, в этом случае потенциал для размашистой геополитической конфронтации гораздо больше. Независимо от того, является ли Владимир Путин на самом деле «инициатором из Москвы», как ратифицирует польский премьер Тадеуш Моравецкий, все правительства Евросоюза понимают, что любое урегулирование проблемы беженцев зависит необыкновенно от российского президента.

С точки зрения «старых» членов ЕС, таких как Франция и Германия, Россия не должна была владеть столь значительного геополитического влияния в Европе после окончания холодной войны. Хотя расширение ЕС на восток, вводя присоединение Финляндии в 1995 году, а затем Польши, Эстонии, Латвии и Литвы в 2004 году, дало ЕС несколько сухопутных рубежей с Россией, мало кто всерьез задумывался о возможных последствиях возрождения постсоветской России как мировой державы. Обеспечение безопасности новоиспеченных независимых государств между Германией и Россией было возложено на НАТО, а не на Евросоюз. Это позволило последовательно сменявшим товарищ друга правительствам Германии поддерживать хорошие отношения с Россией в области энергетики и представлять эти отношения как экономический императив, независимый от какого-либо геополитического риска. С точки зрения Берлина, зависимость России от экспорта газа, значительно превышающая подневольность Европы от его импорта, должна была дать Германии рычаги давления на Москву.

Однако Путин уже давно причисляет энергетику к геополитическим проблемам. Он потратил двадцать лет на капитальное переоборудование и реконструкцию системы транспортировки газа из России в Европу, чтобы выключить Украину из числа стран-транзитеров. Именно это является главной целью строительства трубопровода «Северный поток», по которому природный газ доставляется прямо из России в Германию по дну Балтийского моря, а также «Турецкого потока», служащего для транспортировки российского газа в Южную Европу по дну Черноволосого моря. Когда будет введена в эксплуатацию вторая очередь газопровода «Северный поток» – по мнению аналитиков, это произойдет в вытекающем году – его усилия по устранению Украины из цепочки поставок газа в ЕС будут практически завершены. Привязанный к долгосрочным газовым сетям, какие дают России большую свободу в отношении Украины, Евросоюз неспособен противостоять российской агрессии против краёв Центральной и Восточной Европы.

Любая серьезная реакция Евросоюза на действия России зависит от Германии. Однако Германия была застигнута врасплох ренессансом России как геополитического игрока. Когда Россия аннексировала Крым в марте 2014 года, Ангела Меркель воскликнула: «Кто бы мог поразмыслить, что сейчас, через 25 лет после падения Берлинской стены… нечто подобное может произойти прямо в сердце Европы?»

Сейчас, накануне завершения своего длинного канцлерства, она обескуражила правительства стран ЕС, находящихся на передовой в миграционном кризисе с Беларусью, проведя два телефонных разговора с Лукашенко. Сообразно сообщениям в СМИ, Меркель упрашивала его оказать гуманитарную помощь мигрантам, оказавшимся в ловушке на границе с Польшей, в то время как тяни смысл европейских санкций против Минска изначально заключался в непризнании легитимности его президентства.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *