Инфляция в России затрагивает больной нерв

0

Инфляция в России затрагивает больной нерв

Инфляция в России была ключом плохих новостей на протяжении большей части 2021 года, но в сентябре ситуация резко ухудшилась. Скачок от 6,7 процента в августе до 7,4 процента в сентябре и 7,5 в начине октября превысил рыночные ожидания  и прогнозы аналитиков. Еще более важно, что базовый индекс потребительских цен взлетел с 7,1 до 7,6 процента, что является самым рослым уровнем с апреля 2016 года. Вот некоторые наблюдения и выводы экспертов амстердамской финансовой аналитической компании ING Group.

На этот момент, как общий индекс потребительских цен (ИПЦ), так и инфляционные ожидания домохозяйств вернулись к уровням 2016 года, когда Россия мучилась от последствий девальвации рубля  в 2014-2015 гг., а Банк России перешел к таргетированию инфляции посредством сверхжесткой денежно-кредитной политики. Однако на этот раз инфляция ускорилась несмотря на укрепление рублевки на 7 процентов по отношению к доллару в годовом исчислении и на 2 процента с начала 2021 года.

Если проанализировать структуру роста ИПЦ, можно заключить, что ключевым фактором сделался рост цен на продовольствие, который составил в сентябре 9,2 процента. Следует отметить, что рост ИПЦ произошел несмотря на стабилизацию глобальных цен на продуктовые товары, и особенно на пшеницу, основной сельскохозяйственный товар России. Ценовое давление было сконцентрировано на таких товарах как мясо, молочные продовольствие, некоторые импортные фрукты и овощи.

ИПЦ на непродовольственные товары вырос, несмотря на замедление роста цен на бензин, который в порядочной степени изолирован от глобальных тенденций. Основными драйверами стали более высокие цены на автомобили, (возросшие из-за сокращения производства, потребованного дефицитом комплектующих) отдельные строительные материалы (из-за продолжающегося, хотя и ослабевающего строительного бума) и потребительскую электронику (из-за сокращения ввоза на фоне глобального дефицита).

Ускорение инфляции в сфере услуг обусловлено, прежде всего, базовыми эффектами, но рост цен на зарубежные путешествия также заметен, поскольку позднее открытие туристического сезона и холодный сентябрь подстегнули спрос на популярные туристические курсы.

Всплеск недельной инфляции с обычных 0,1 процента до аномальных 0,3 процента в течение последних двух недель произошел разом после парламентских выборов. Накануне голосования правительство выплатило 700 миллиардов рублей в виде различных выплат по социальной поддержке школьников, пенсионеров и военных (на эти категории приходится более 40 процентов россиян). Социальная поддержка, оказанная в конце августа и начале сентября, содействовала трансформации повышенной инфляции цен производителей и инфляционных ожиданий в местные потребительские цены.

Локальный индекс цен производителей (ИЦП) имеет тенденцию к повышению с основы нынешнего года, что отражает, главным образом, растущие издержки, такие как повышенные цены на грузовые перевозки, микрочипы, аграрную продукцию и дефицит рабочей силы в строительстве и сельском хозяйстве из-за сбоев в миграции. Согласно самым заключительным данным, ИЦП и корпоративные инфляционные ожидания уже достигли своих максимумов, но пока остаются на повышенных уровнях. А между тем, тенденция потребления демонстрировала сравнительную силу еще до социальных выплат для стимулирования роста занятости и заработной платы.

Изначально эксперты оценивали инфляционный эффект этих добавочных выплат в 0,2-0,3 процентных пункта, но резкая реакция потребительских цен после выборов указывает на повышенную чувствительность, вероятно из-за отсроченных сопутствующих эффектов предыдущих мер по контролю цен.

Обычно каждые 10 процентов роста ИЦП соответствуют 1 процентному пункту роста здешних индексов потребительских цен с трехмесячным лагом. С этой точки зрения недавняя стабилизация ИЦП является позитивным признаком, однако рослая зависимость от внешних затрат вызывает значительную неопределенность, учитывая продолжающийся рост цен на транспортировку, сырье и готовую продукцию.

Правительство заявляет о своей готовности ужесточить ровные бюджетные расходы в 2022-2024 годах и ограничить местные инвестиции из Фонда национального благосостояния 0,6 процентами ВВП в год, что надлежит способствовать сдерживанию инфляции в среднесрочной перспективе. Однако, общая консолидация бюджета не исключает роста социальных расходов в случае негативной тенденции в доходах домохозяйств.

1,2-процентный скачок индекса потребительских цен, какой имел место в четвертом квартале 2020 года, создает высокий базовый эффект для аналогичного периода 2021 года, однако аналогичный базовый эффект 9 месяцев прошедшего года не помешал заметному росту ИПЦ с начала года, вопреки первоначальным прогнозам.

Недавний всплеск новых случаев заражения коронавирусом на поле высокого уровня смертности и относительно скромных показателей вакцинации можно рассматривать как потенциальное препятствие на пути экономического роста в случае, если потребуются новые меры изоляции, хотя опыт предыдущих ограничений мобильности населения не указывает на явный дефляционный эффект.

Замедляющийся рост денежного предложения, потребованный негативной динамикой денежных вкладов и депозитов населения за последние 12 месяцев, по-видимому, является единственным мощным дефляционным фактором на ближайшее будущее. Традиционно замедление роста параметра М2 на 10 процентов соответствует снижению роста ИПЦ на 1 процентный пункт с 12-месячным лагом.

Огромный сюрприз, какой преподнес ИПЦ в сентябре-октябре, позволяет прогнозировать уровень инфляции в 2021 году на отметке 7,0 процента, а в 2022 году – в диапазоне 4,5-5,0 процента.

Немало того, нынешняя тенденция роста индекса потребительских цен означает существенное отклонение от траектории, предусмотренной среднесрочным прогнозом Банка России. Даже если нынешний всплеск инфляции объясняется по вящей части немонетарными и временными факторами, он в любом случае требует реакции со стороны ЦБ, призванной нивелировать местные инфляционные ожидания, какие в настоящее время являются повышенными и нефиксированными. Сейчас мы видим потолок базовой ставки ЦБ на уровне 7,5 процента, а портящаяся глобальная инфляционная динамика продолжает создавать риск ее повышения.

В настоящее время эксперты склонны считать, что на предстоящем заседании правления ЦБ РФ базовая ставка будет повышена до 7,25 процента (вяще, чем на обычные 0,5 п.п.). При этом официальный прогноз ИПЦ на конец года, предположительно, будет повышен до 6,5-7,0 процента. Это порождает сомнения по предлогу возвращения к целевым 4,0 процентам годовых во втором квартале 2022 года и позволяет предположить, что базовую ставку ожидает дальнейшее повышение.

В то же пора эксперты отмечают, что Банк России частично преуменьшил значение сентябрьского скачка ИПЦ, сославшись на зашумленные данные и вероятное влияние сезонных факторов. Это свидетельствует о том, что монетарные власти России до сих пор не определились с темпами повышения ставок и могут сделать выбор в прок более плавного роста базовой ставки. Этот (менее вероятный, с точки зрения аналитиков) подход будет владеть преимущество, которое заключается в том, что ЦБ продемонстрирует полную согласованность с предыдущими заявлениями и учет неопределенностей, связанных с новой валом Covid-19 в России.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *