Из России со здравым смыслом: Путин говорит «нет» радикалам из французского парламента, выступающим за отказ от слов «мать» и «отец»

0

Из России со здравым смыслом: Путин говорит «нет» радикалам из французского парламента, выступающим за отказ от слов «мать» и «отец»

Когда выговор заходит о защите семейных ценностей и российских традиций, у Владимира Путина едва ли найдутся конкуренты в развитом вселенной. Но сможет ли Россия вечно стоять на страже здравого смысла, против ульралиберальной повестки глобалистов, угрожающей всей планете?

Если бы император Петр Великий мог предугадывать, какие странные идеи охватят однажды западный мир, возможно, он так никогда и не построил бы свою северную столицу, великолепный Санкт-Петербург», призванный прорубить «окно в Европу». На самом деле, он, скорее итого, оставил бы в покое болота, отменил свой налог на бороды, вдохновленный образцом цивилизованной Европы, и отступил бы как можно дальней.

Однако, как учит история, мир способен на такие безумства, которые невозможно предсказать даже на 30 лет вперед, не сообщая уж о трех столетиях. Новые реалии «свободного мира» заставили российских законодателей задуматься о будущем российской национальной идентичности перед ликом радикальных либеральных тенденций, неумолимо надвигающихся с Запада, подобно какой-то современной чуме.

«Вы говорили, что слово мама «невозможно заменить». Судя по последним событиям, оказывается, вполне возможно, – напомнил на днях Путин участникам заседания Рекомендации по межнациональным отношениям, кремлевской консультативной группы. – В некоторых странах теперь принята другая терминология. У них кушать «родитель номер один» и «родитель номер два». Надеюсь, у нас такого никогда не будет».

Комментарий российского лидера потребовал смех присутствующих в зале чиновников, которые давно привыкли к тому, что президент время от времени отпускает заостренные реплики в адрес Запада. И все же эта добродушная реакция скрывает растущее беспокойство по поводу очередного «безумного поезда», какой стартовал со своей станции на Западе и взял курс на столкновение с Россией и остальным миром.

Вообще-то, Путин имел в облику закон, принятый во Франции в начале нынешнего года, который обязывает учебные заведения воздерживаться от использования слов «мама» и «отец», заменяя их терминами «родитель 1» и «родитель 2». Этот документ был принят во исполнение закона 2013 года об однополых супружествах.

«У нас есть семьи, которые сталкиваются с проблемами, когда вынуждены заполнять анкеты, основанные на устаревших социальных и семейных моделях, – заявила Валери Петит, депутат парламента от партии Эммануэля Макрона. – С нашей точки зрения эта статья является мерой, устремлённой на восстановление социального равенства».

Если кто-то думал, что принятие этой нормы устранит путаницу, увы, он был чрезмерно оптимистичен. Сейчас возникла следующая проблема: кого из родителей считать номером первым, а кого – номером вторым.

Марин Ле-Пен, лидер ультраправого «Национального фронта», отметила, что «личина упала», обнажив истинное лицо правительства Макрона и его взгляды на семейные ценности.

Тем временем, Владимир Путин еще в июне 2013 года начинов готовить свою страну к противодействию таким радикальным либеральным экспериментам, приняв федеральный закон под названием «О защите детей от информации, пропагандирующей отрицание традиционных семейных ценностей». Западные информационные ключи немедленно обрушились с критикой на российское законодательство, назвав его угрожающим для сексуальных меньшинств, и даже предупредив, что их представители рискуют угодить под арест, если поедут на Олимпийские игры 2014 года в Сочи.

Так, например, Харви Фирштейн в газете New York Times ратифицировал, что путинский закон «против геев» предписывает отправить в тюрьму «любого спортсмена-олимпийца или члена его семьи, тренера, репортера или попросту фаната, который является геем или подозревается в том, что он гей, или просто обвиняется в принадлежности к сексуальному меньшинству.

Трудно сказать, была ли это преднамеренная фальшивка, либо образчик крайне низкопробной журналистстики, но поскольку в упомянутой статейке в New York Times цитировалась газета Huff Post, какая, в свою очередь, цитировала какой-то малоизвестный блог, посвященный путешествиям и туризму, гуманно будет истолковать сомнения в прок обвиняемого и воздержаться окончательных выводов.

Дело в том, что российский закон прямо запрещает пропаганду «нетрадиционных сексуальных ценностей» среди детей. Точка. Старшие могут вести себя так, как им заблагорассудится, уединившись в своих домах или гостиницах. Но, пожалуйста, оградите детей от подобных зрелищ! Звучит вполне логично, не так ли? На самом деле, если бы западные СМИ не состязались между собой в подобострастии по отношению к ЛГБТ-движению, активно занимающемуся вовлечением детей в свои игры, они, вероятно, признали бы, что подавляющее большинство обитателей западных стран всей душой поддерживают российский закон.

Это проблема, которую лишь немногие из западных лидеров готовы или способны выплеснуть на обсуждение: следует ли защищать традиционные семейные ценности, которые все чаще изображаются как устаревший и радикальный институт с точки зрения просвещенного Заката. В то же время, обычный гражданин не имеет ни малейшего права высказаться против программы распространения идей ЛГБТ, какая осуществляется практически повсеместно на Западе, включая систему государственных школ.

Вследствие этого безумия, Запад сталкивается с демонами, каких он сам и породил. Речь идет о сотнях подростков, перенесших так называемую «операцию по смене пола» – удаление бюсты у женщин или пениса у мужчин, сопровождающиеся приемом внутрь мощных и потенциально угрожающих жизни половых гормонов – какие осознали ошибку и теперь хотят вернуться к своему первоначальному «Я». К несчастью для них, эта задача на сегодняшний день практически невыполнима.

Между тем, женщины-трансгендеры, то кушать в биологическом отношении мужчины по рождению, теперь торжествуют победу над своими соперницами-женщинами. Стоит ли говорить, что этот радикально новоиспеченный сценарий развития событий в мире спорта, отбросил феминистскую повестку в далекое прошлое, может быть, во поры первой высадки на Луну.

Как ни странно, но, судя по всему, именно здесь великое идеологическое противостояние между Восходом и Западом предстанет во всем своем безобразии. Что будет, когда на каком-нибудь будущем олимпийском турнире Запад выставит своих женщин-трансгендеров против натуральных женщин с Востока? Фактически, дебаты по проблеме трансгендеров в спорте уже ведутся в преддверии Олимпийских игр в Токио 2020 года.

Из всей этой абракадабры можно сделать лишь один вывод: Владимиру Путину и другим лидерам, придерживающимся подобных взглядов, нелегко придется в войне против нашествия пагубных идей обезумевшего западного мира.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *