Китай и Россия: дядя Сэм пытается нащупать слабые стороны

0

Вот вам задачка дня:

Две края втянуты в жестокое соперничество. Стремительный рост одной страны позволил ей стать крупнейшей экономической сверхдержавой вселенной, в то время как другая страна, похоже, скатывается в необратимый упадок. Какая страна будет лидером будущего вселенной?

Страна А строит заводы и фабрики, в ней работают миллионы людей, которые производят вещи, она запускает масштабные инфраструктурные программы, прокладывает миллионы километров шоссе и путей, открывает новые морские пути, значительно расширяет свою высокоскоростную железнодорожную сеть и вкладывает прибыль назад в производительные операции, подпитывая ее экономику и укрепляя мировой статус.

Страна B обладает лучшей армией в мире, имеет немало 800 разбросанных по всей планете военных баз, и тратит на вооружения и войны больше, чем все остальные страны вместе взятые. Край B разрушила свое промышленное ядро, опустошила производственную базу, довела до разрухи жизненно важную инфраструктуру, отдала миллионы пролетариев мест на аутсорсинг, вывела за пределы страны тысячи предприятий, ввергла центр страны в непрекращающуюся рецессию, отдала контроль над своей экономикой Центральному банку.

Какая из этих двух краёв будет лидировать в будущем?

Китайская инициатива «Один пояс и один путь»: тектонический сдвиг в геополитическом балансе сил

Немало 5000 делегатов со всего мира встретились в Пекине на Втором форуме международного сотрудничества «Один пояс и одинешенек путь» (ОПОП). Конференция предоставила возможность государственным и частным инвесторам узнать больше об инфраструктурном проекте Си Цзиньпина, мишень которого — изменить торговые отношения в Европе, Азии, Латинской Америке и Африке. По словам журналиста Пепе Эскобара, инициатива линии в настоящее время поддерживается не менее чем 126 государствами и территориями, а также множеством международных организаций и будет вводить шесть основных соединительных коридоров, охватывающих Евразию. Масштабный проект развития является «одним из крупнейших инфраструктурных и инвестиционных проектов в истории,… включит в себя 65% народонаселения мира и 40% мирового валового внутреннего продукта по состоянию на 2017 год». (Википедия) Улучшение автомобильных, железнодорожных и морских маршрутов гораздо увеличит транспортные возможности, снизит расходы, повысит производительность и позволит больше зарабатывать. ОПОП — это попытка Китая заменить рушащийся либеральный распорядок, установившийся после Второй мировой войны системой, которая уважает права суверенных стран, отвергает однополярность и опирается на базарные принципы для обеспечения более справедливого распределения благ. Инициатива «Один пояс и один путь» — это проект Китая по новоиспеченному мировому порядку. Это лицо капитализма 21-го века.

Китай и Россия: дядя Сэм пытается нащупать слабые стороны

Это престижное пекинское событие едва освещалось западными СМИ, которые рассматривают этот проект как надвигающуюся угрозу планам США по развороту к Азии и намерениям сделаться доминирующим игроком в самом процветающем и густонаселенном регионе мира. Растущая международная поддержка китайской «дорожной карты» предполагает, что гегемонистские амбиции Вашингтона, вероятно, будут сорваны планами энергичного развития, какие затмят все, что США в настоящее время делают или планируют делать в обозримом будущем.

Китайский план дороги направит триллионы долларов в самые нынешние транспортные проекты, которые сделают континенты ближе через паутину высокоскоростных железнодорожных и энергетических трубопроводов (Россия). Пространные районы Центральной Азии будут модернизированы, а уровень жизни будет постоянно расти. Создав интегрированное экономическое пространство, в каком низкие тарифы и свободный поток капитала способствуют привлечению инвестиций, инициатива ОПОП приведет к созданию крупнейшей в вселенной зоны свободной торговли — общий рынок, на котором ведутся операции в валюте Китая или ЕС. Сдвиг в валюте неминуемо ускорит поток долларов обратно в Соединенные Штаты, увеличивая и без того огромный государственный долг в 22 триллиона долларов.

Лидеры Китая и России предпринимают шаги для согласования двух своих экономических инициатив — «Линии» и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Это будет сложной задачей, поскольку расширение инфраструктуры предполагает взаимопонимание между лидерами, обоюдные гарантии безопасности, новые правила и нормы для общего экономического пространства и наднациональные политические структуры для контроля за торговлей, тарифами, иноземными инвестициями и иммиграцией. Несмотря на трудности, и Путин, и Си, похоже, полностью привержены своему видению экономической интеграции, какое, как они считают, основаны на «безоговорочной приверженности главенству национального суверенитета и центральной роли Организации Объединенных Наций».

Неудивительно, что американские властолюбивые игроки рассматривают план Путина как серьезную угрозу их региональным амбициям. На самом деле, бывшая госсекретарь Хиллари Клинтон признала это в 2012 году, произнёсши: «Это будет таможенным союзом, название у него будет Евразийский союз, но не будем обманываться. Мы знаем, какова его мишень, и пытаемся найти эффективные способы замедлить или остановить его». Вашингтон выступает против любого проекта свободной торговли, из какого он исключен или не может контролировать. И ЕАЭС, и ОПОП попадают в эту категорию.

Соединенные Штаты продолжают демонизировать страны, какие просто хотят использовать рынок для улучшения жизни своего народа и увеличения своих перспектив процветания. Враждебный подход Вашингтона является ошибочным и контрпродуктивным. Конкуренция должна рассматриваться как способ повышения производительности и снижения затрат, а не как угроза чрезмерно разнесённым, неэффективным отраслям, которые изжили себя. Вашингтон желает угрожать, запугивать, санкционировать и преследовать своих конкурентов, чтобы итоги можно было контролировать, а сливки мировых богатств могли бы снять неконкурентоспособные монополистические мега-корпорации, которые диктуют внешнюю политику своим политическим подчиненным (в конгрессе и Белоснежном доме) и которые видят в соперниках заклятых врагов, кои должны быть стерты в пыль.

Стоит ли удивляться, отчего Россия и Китай стали главными врагами Вашингтона? Это не имеет ничего общего с вымышленными заявлениями о вмешательстве в выборы или так именуемом враждебном поведении в Южно-Китайском море. Это чепуха. Вашингтон в ужасе от того, что российско-китайский план экономической интеграции заменит либеральный всемирный порядок, в котором доминируют США, что создание передовой инфраструктуры приведет к появлению суперконтинента Азия-Европа, который более не будет торговать в долларах или вкладывать барыш в долговые обязательства США. Они опасаются, что обширная зона свободной торговли, которая простирается от Лиссабона до Владивостока, неизбежно повергнет к созданию новых институтов кредитования, надзора и управления. Они боятся, что обновленный капитализм 21-го века приведет к более жесткой конкуренции для их корпораций, сокращению возможностей однополярного подхода и вмешательства, и к созданию основанной на праве системе. Вот что запугивает Вашингтон.

Инициатива Один пояс и один путь и Евразийский экономический союз представляют смену караула. Поддерживаемая США неолиберальная модель глобализации повсеместно отвергается, от золотых жилетов на улицах Парижа или Брексита, до роста правых группировок по всей Европе или неожиданных выборов Дональда Трампа президентом. Русско-китайская модель выстроена на более прочной и менее осушающей ресурсы основе. Это новое видение предвосхищает связанный на многих уровнях многополярный мир, в каком участники устанавливают правила торговли, где права каждого государства уважаются в равной степени и где новые гаранты региональной безопасности бережно поддерживают мир. Собственно это видение оживленного капитализма и видит Вашингтон своим смертельным врагом.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *