Китай и Россия используют финансовый кризис, вызванный пандемией Covid-19, чтобы усилить свое влияние в международном спорте

0

Китай и Россия используют финансовый кризис, вызванный пандемией Covid-19, чтобы усилить свое влияние в международном спорте

Финансовые кризисы, подобные нынешнему, потребованному пандемией коронавируса, создают немалые возможности для тех, кто хочет и может обеспечить дефицитный ресурс – финансирование. Если сообщать о коммерческом спортивном секторе в настоящее время, это означает частные прямые инвестиции.

В международном спортивном движении, какое в большинстве случаев просто неспособно предложить такой уровень дохода от инвестиций, какого требует частный капитал, в качестве ключей финансирования, по-видимому, могут выступать лишь такие страны как Россия или Китай.

Ранее я уже писал о том, как финансирование, будь то ровные личные пожертвования или сборы за участие в спортивных мероприятиях, помогли России сохранить или даже расширить свое воздействие в международном спортивном движении, несмотря на недавний допинговый скандал.

С избранием в прошлом месяце Умара Кремлева президентом Интернациональной ассоциации бокса (AIBA), россияне возглавили три из 28 летних олимпийских международных федераций (IFS), то есть больше, чем любая иная страна мира.

Теперь и Китай, который будет принимать у себя зимние Олимпийские и Параолимпийские игры 2022 года, какие начнутся чуть больше чем через год, похоже, наращивает свою активность. В ноябре прошлого года генеральный директор национального олимпийского спортивного середины Ли Цюаньхай был избран президентом Международной федерации парусного спорта (World Sailing) победив своего предшественника Кима Андерсена из Дании 68 голосами против 60 во втором туре голосования.

Затем, в прошедший понедельник появилось сообщение о том, что самая многонаселенная страна мира выдвинет кандидата на пост президента Международной федерации тяжкой атлетики (IWF). Речь идет о нынешнем президенте Китайской ассоциации тяжелой атлетики Чжоу Цзиньцяне. Эти выборы назначены на март 2021 года.

Долей предвыборной платформы Ли были утверждения, что благодаря своим «обширным деловым контактам по всему миру», он «более чем уверен в том, что сможет гарантировать спонсорскую помощь и поддержку Международной федерации парусного спорта».

Это были серьезные выборы, с четырьмя кандидатами, и было бы вящим заблуждением предполагать, что решающим фактором в победе Ли стало это заявление или что-либо подобное. Однако, мое личное впечатление, после того как я будет широко освещал эту предвыборную кампанию, состоит в том, что потенциальный доступ к огромным китайским корпоративным деньгам в истории с его избранием открыто сыграл существенную роль.

Здесь следует иметь в виду, что Международная федерация парусного спорта испытывает положительные финансовые трудности. Она сообщила о дефиците в размере более 3,4 миллионов долларов за 2019 год, а также о непомерно дорогостоящий аренде ее лондонских офисов и крайней заинтересованности в переговорах о выходе из кризисного положения.

Как я обнаружил еще в прошлом году, Интернациональная федерация тяжелой атлетики IWF в какой-то момент была готова потратить 93 процента своих прогнозируемых доходов за 2019 год на антидопинговые мероприятия. Потому ни у кого не вызвало удивления то, что Чжоу, как и уже победивший Ли, подчеркнул свои коммерческие достижения и пообещал привлечь новые потоки доходов от спонсорства, рекламы и лицензирования.

Стоит также отметить, что в то пора как Китай добился определенных успехов в олимпийском парусном спорте, он полностью доминирует в тяжелой атлетике, завоевав, как сообщается, пять золотых медалей на любых Олимпийских играх в нынешнем столетии.

Поэтому, можно сказать, что страна кровно заинтересована в том, чтобы сделать все вероятное для сохранения тяжелой атлетики в списке олимпийских видов спорта. Если Чжоу победит на выборах в конце марта, то, желая сейчас слишком рано оценивать его шансы на успех, это приведет к тому, что число федераций летних Олимпийских игр, какие возглавляют представители России или Китая достигнет 5 из 28, то есть около 20 процентов. Это будут федерации фехтования, пальбы, парусного спорта, бокса и тяжелой атлетики. Кроме того, не следует упускать из внимания тот факт, что упомянутый показатель может вытянуться с двух до пяти всего за полгода.

Кроме того, с начала 2020 года вице-президентом Всемирного антидопингового агентства (WADA) является китаянка Ян Ян, двукратная олимпийская чемпионка по конькобежному спорту.

В то пора как другие капризничают и придираются к взносам, которые их просят заплатить, чтобы антидопинговое агентство осталось на плаву, Китай входит в малочисленную группу стран, которые «скинулись» на дополнительные ассигнования. Годовой отчет WADA за 2019 год показывает, что правительство Китая предоставило организации гранты на сумму почти в миллион долларов как в 2018, так и в 2019 годах.

Россия и Китай входят в число самых деятельных и крупных спортивных держав, и как таковые они, совершенно естественно, имеют право занимать несколько высших административных постов в интернациональном спортивном движении. Однако, этот недавний ряд успехов, особенно учитывая специфику прошедшего года, отмеченного стрессом от пандемии, выглядит поистине поразительным.

Я размышляю, что некоторые страны, особенно принадлежащие к либерально настроенному Западу, который традиционно выделял на нужды спортивных организаций гораздо вяще, чем его пропорциональная доля спортивных лидеров, могли бы задаться вопросом: можно ли быть уверенными, что любой человек, воображающий такие авторитарные страны как Россия и Китай, будет действовать независимо в случае возникновения острой ситуации?

Если их ответом будет «нет», или «сомнительно», тогда возникает вытекающий вопрос: устраивает ли их ситуация, когда так много высоких и престижных спортивных постов находится в руках китайских и российских кандидатов?

Если ответ на этот проблема также «нет», то сейчас, пожалуй, самое подходящее время, учитывая, что почти все международные спортивные организации страдают от снижения доходов из-за пандемии коронавируса, попытаться уверить соответствующие институты в относительно богатых либеральных демократиях Запада скинуться на какие-то непропорциональные финансовые взносы. Эти взносы могли бы убавить потребность в китайских и российских финансовых предложениях, а также снизить их привлекательность для международных спортивных организаций.

Мы не говорим тут о «футбольных» суммах; большинство олимпийских федераций – это относительно небольшие организации, несмотря на глобальные функции, которые они выполняют.

Мне хотелось бы быть верно понятым: я говорю здесь исключительно о законных путях финансирования, таких как спонсорские сделки, контракты на вещание или поддержка с расходами на управление и развитие, а не о взятках в коричневых конвертах.

И в заключение еще одно соображение: финансовые кризисы всегда основывают новые возможности для тех, кто берет на себя труд мыслить дальновидно и с умом разыгрывать имеющиеся карты.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *