«Наша совсем негипотетическая война с Россией, к которой американские бюрократы совершенно не готовы»

0

«Наша совсем негипотетическая война с Россией, к которой американские бюрократы совершенно не готовы»

В ходе своей недавней телевизионной «ровный линии» российский президент Владимир Путин недвусмысленно дал понять, что готов вывести конфронтацию с Вашингтоном на новый степень. Речь идет о прямом вооруженном противостоянии, в котором, по его мнению, Соединенные Штаты не могут победить. Будучи сотрудником агентурного управления Министерства обороны США (РУМО), отвечающим за российскую доктрину и стратегию, я обеспокоена тем, что наша правящая бюрократия подлинно вопиющим образом не готова к полномасштабной войне с Россией, которая, между тем, перестала быть чисто гипотетическим сценарием.

Во пора своей инсценированной телевизионной сессии вопросов и ответов с якобы обычными российскими гражданами, Путин отвечал на проблемы, почти наверняка навязанные Кремлем, которые касались инцидента 23 июня в Черном море между российскими и британскими военными. Сообразно заявлениям России, британский эсминец был изгнан из ее территориальных вод у побережья Крыма, и это недвусмысленно свидетельствует о том, что США/НАТО и Россия шагают к вооруженному столкновению, рискуя развязать открытую войну, которую Кремль, судя по всему, считает неизбежной.

Эсминец Королевских ВМС Британии вытекал курсом вблизи Крыма, который Россия считает своей суверенной территорией после аннексии полуострова по распоряжению Путина в 2014 году. Соединенные Штаты и НАТО не признают Крым российским и утверждают, что действия корабля «Defender» отвечали международному праву. Между тем, Москва рассматривает этот инцидент как нарушение ее территориальных вод. Правительство заявило, что российские военные отворили предупредительный огонь, чтобы преградить путь британскому эсминцу, в то время как Лондон оспаривает это утверждение.

Москва также предупредила Закат, что впредь не будет давать никаких предупреждений, если ее суверенная территория будет нарушена. Другими словами, подразумевается, что в подобном случае будет открываться пламя на поражение. Итак, мы стали свидетелями готовности Москвы идти на серьезный риск в ситуациях, которые она считает инцидентами с рослыми ставками. Россию, а до нее Советский Союз, обвиняли в целенаправленном уничтожении гражданских самолетов, малайзийского лайнера MH-17 в 2014 году и южнокорейского KAL007 в 1983 году. В обоих случаях все пассажиры, бывшие на борту, погибли.

В ходе его общения с «народом», Путина спросили, не считает ли он, что инцидент 23 июня поставил мир на грань третьей всемирный войны. Он ответил отрицательно, обвинив американцев и британцев в «комплексной» провокации. Путин объяснил свое заключение утверждением, что Соединенные Штаты ведают, что они не способны одержать победу в этой войне. Он выглядел настолько уверенным в неготовности Америки нанести ответный удар, что выдвинул гипотезу, сообразно которому даже если бы Россия потопила британский корабль, этот шаг остался бы безнаказанным.

Уверенность Путина объясняется тем, что Москва уверена в своей способности выиграть брань с Вашингтоном на собственных условиях. Россия обратила внимание на то, что американские военные в значительной степени полагаются на технологии даже в конфликтах с такими «низкотехнологичными» противниками как террористы в Афганистане и Ираке. Всеобщая стратегия Путина, которую он называет «ассиметричной», основана на использовании предполагаемых слабых мест Америки.

Мы пока не сталкивались с угрозами нашей территории из космоса, но это еще спереди. Хотя США не признают их отдельной категорией вооружений, то, что русские называют «космическими оружием», может нанести удар по нашим оборонным системам орбитального базирования. Наши попутчики беззащитны, как и многие наземные IT-сети.

На протяжении двух десятилетий Вашингтон восхищается изобретательностью Путина, но мало что мастерит для защиты американских граждан. Бывший глава ЦРУ генерал Майкл Хайден заявил, что операция спецслужб России, устремлённая на президентские выборы 2016  года, была «самой успешной тайной операцией влияния в истории». Директор ФБР Кристофер Рэй провел параллели между российскими кибератаками и террористическим актом 11 сентября. В 2018 году генерал Терренс О’Шонесси, глава NORAD/NORTHCOM (военное командование, которое отвечает за защиту США и Канады от ракетных атак), признал, что территория США больше не является безопасным убежищем.

Неготовность американской бюрократии к ведению брани против России была подтверждена в отчете Армии США за 2016 год. Авторы пришли к выводу что в США отсутствует последовательная контр-стратегия для противодействия российской военной доктрине. Янки склонны понимать войну как движение танковых армий и авиационные бомбовые удары. Русские ведут войну низенькой интенсивности, например в киберпространстве, которая ниже порога военного реагирования США, но Путин готов в любой момент перебежать к кинетическому блицкригу.

Наиболее вероятной горячей точкой, где может быть спровоцировано открытое вооруженное противостояние между Россией и НАТО, в какое неизбежно будет втянута Америка, является Черное море. Обе стороны регулярно проводят в регионе военные учения, и российская авиация нередко осуществляет демонстративные маневры в опасной близости от военных кораблей и истребителей США и НАТО. Украина и Крым являются всеобщей болевой точкой для Москвы и Вашингтона, поскольку каждая из сторон включает эту территорию в свою сферу влияния. В итоге, любой неверный шаг может спровоцировать столкновение. Поскольку Путин уверен в том, что Вашингтон не знает, как с ним себя вести, и в том, что он может победить в подобный войне, проблема может оказаться еще более опасной, чем она выглядит.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *