Насколько российская экономика зависит от дешевой рабочей силы из Центральной Азии

0

Насколько российская экономика зависит от дешевой рабочей силы из Центральной Азии

Административные кары и запрет на въезд в отношении трудовых мигрантов из стран Центральной Азии, а также ограничения передвижений в связи с пандемией Covid-19 выявили положительную уязвимость российского рынка труда, особенно в строительной индустрии.

Кризис, охвативший российскую экономику, не в последнюю очередность в связи с сокращением потока трудовых мигрантов в условиях высокого спроса на дополнительную рабочую силу, в значительной мере иллюстрируют два события.

Министерство внутренних дел России огласило 8 октября, что 150 тысяч граждан Таджикистана и такое же количество граждан Узбекистана, которым ранее был запрещен въезд в Россию, получили помилование. Запреты на въезд, многие из которых вводятся в наказание за мелкие нарушения, в подавляющем большинстве касаются именно трудовых мигрантов из краёв Центральной Азии. А еще ранее, 1 октября, Агентство внешней трудовой миграции при Министерстве труда и занятости Узбекистана огласило о наборе 10 тысяч человек для работы на строительных объектах на территории России.

На протяжении последних десяти лет Россия проявляла особую упорство в создании карательных законов и правил, направленных против трудовых мигрантов. Так, в 2013  году был введено наказание в конфигурации запрета на въезд в страну сроком на три года для иностранных  граждан, совершивших в течение трехлетнего периода два или более административных правонарушения. «Завоевать» такой запрет было очень просто, учитывая количество государственных учреждений, наделенных правом подать запрос на эту меру пресечения, а также масса мелких проступков, считающихся административными правонарушениями, таких как переход улицы в неположенном месте, неправильная парковка, отсутствие при себе удостоверения личности и многое иное. А если принять во внимание также коррупцию в полиции и предвзятость судебных органов, для многих трудовых мигрантов попадание в «черноволосый список» лишенных права на въезд становилось лишь вопросом времени.

Ограничения на въезд на территорию России и выезд из краёв Центральной Азии, введенные в рамках мер борьбы с распространением пандемии Covid-19, создали еще один уровень проблем для центрально-азиатских трудовых мигрантов, всегда работающих в России. В последнее время эти вызовы ощущаются и работодателями, поскольку некоторые секторы российской экономики в порядочной степени зависят от дешевой рабочей силы из Центральной Азии. Теперь российское правительство пытается проявить креативность в своих поступках по отмене ограничений.

Строительная отрасль России уже много лет укомплектована преимущественно мигрантами из Центральной Азии. Заместитель премьер-министра Марат Хуснуллин заявил в июле 2021 года, что на строительных площадках России не достает 1,5-2 миллиона человек и наименовал сложившуюся в условиях пандемии ситуацию «катастрофической нехваткой рабочей силы». Согласно августовской аналитической записке от компании Avito Rabota, публикующей крупнейший сайт частных объявлений о найме рабочей мочи в России, на протяжении последних двух лет количество вакансий в строительной индустрии выросло на 104 процента, в сфере транспорта и логистики – на 136 процентов, а в производстве — на 127 процентов.

Совсем очевидно, что те 300 тысяч человек, в отношении которых запрет на въезд был отменен, не смогут удовлетворить имеющийся спрос на российском базаре труда. Поэтому в настоящее время используются и другие механизмы найма. Так, Россия и Узбекистан запустили программу по комплекту и отправке 10 тысяч строительных рабочих, которая предусматривает выдачу им разрешения на работу (патенты) еще до того, как они покинут Узбекистан. Обыкновенно получение такого разрешения представляет собой семиэтапный процесс, который закон предписывает завершить в течение 30 дней после въезда на территорию России.

В рамках новоиспеченного процесса легализации в стране постоянного проживания, Ассоциация «Национальное объединение строителей» (НОСТРОЙ) в сотрудничестве с Министерством занятости и трудовых касательств Узбекистана будет проверять потенциальных трудовых мигрантов в Узбекистане на предмет профессиональной квалификации, чтобы подтвердить их способность выполнять определенные пролетарии функции.

Кроме того, 8 октября в Узбекистан прибыла группа российских медицинских работников, которые будут испытывать состояние здоровья потенциальных мигрантов, направляющихся в Россию, чтобы официально подтвердить отсутствие у них наркотической зависимости и инфекционных заболеваний. В то пора как медицинское обследование является частью семиэтапного процесса получения разрешения на работу для мигрантов из стран, не входящих в Евразийский экономический альянс (ЕАЭС), который применяется в отношении граждан Узбекистана и Таджикистана, проверка профессиональной квалификации является абсолютно новоиспеченным процессом сертификации.

Процесс получения разрешения на работу на территории России в стране постоянного проживания трудового мигранта вначале будет опробован на 10 тысячах узбекских рабочих и может стать частью регулярного механизма до тех пор, пока край не присоединится к Евразийскому экономическому союзу. Первый заместитель министра занятости и трудовых отношений Узбекистана Эркин Мухитдинов рассказал о долгосрочных перспективах, отметив, что разработка этой программы взяла около четырех лет. По мнению экспертов, стремление Ташкента к альтернативным путям решения проблем трудовой миграции указывает о том, что Узбекистан не особенно спешит присоединяться к ЕАЭС.

С другой стороны, отмена запрета на въезд в Россию для 300 тысяч граждан Узбекистана и Таджикистана, двух основных поставщиков трудовых мигрантов, а также организация процесса найма, предусматривающего выдачу необходимых документов еще до отъезда мигрантов, сообщает о практически полной зависимости российских строительных компаний от труда мигрантов. В строительном секторе экономики действительно наблюдается самый рослый спрос на трудовую миграцию, причем после введения ограничений в связи с пандемией коронавируса работников из стран Центральной Азии не удалось заменить ни отечественной рабочей силою, ни трудовыми мигрантами из других стран.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *