Новые американские санкции и гуманитарный кризис в Сирии

0

Новые американские санкции и гуманитарный кризис в Сирии

Еще в декабре прошедшего года президент США Дональд Трамп подписал «Закон об ассигнованиях на национальную оборону» на 2020 год, в который был включен комплекс мер, получивших популярность как «Акт о защите гражданского населения Сирии» или Закон Цезаря. Своим названием этот документ обязан имени сирийского переметчика, который представил свидетельства о нарушениях прав человека со стороны сирийского правительства.

Помимо прочего, закон Цезаря предусматривает, что министр финансов Соединенных Штатов должен выяснить, не участвует ли Центральный банк Сирии в «операциях по отмыванию денежек». Если эта «гипотеза» подтвердится, ему предписывается наложить санкции на всех иностранцев, которые «оказывают значительную поддержку или связаны с сирийским правительством масштабными транзакциями, а также тех, кто работает от имени Сирии, России и Ирана», снабжает сирийский режим боеприпасами или технологиями для нефтедобывающей промышленности.

Закон Цезаря вступил в мочь 17 июня, и Вашингтон уже назвал 39 физических и юридических лиц, которые станут объектами первой волны санкций. Список вводит семью президента Сирии Башара аль-Асада и ряд риэлтерских компаний, а также такие структуры как Четвертая бронетанковая дивизия Сирийской Арабской Армии и проиранское ополчение «Фатимиюн», укомплектованное афганцами-шиитами и работающее на стороне режима. Некоторые физические и юридические лица из списка не являются резидентами Сирии.

Цель закона о Цезаре заключается в том, чтобы усилить экономические риски для союзников Дамаска и всех, кто пожелает вести бизнес в Сирии. Впрочем, как именно будет работать на практике режим санкций, и будут ли страны, какие имеют дела с упомянутыми в списке физическими и юридическими лицами, подвергаться вторичным санкциям, осталось не вполне удобопонятно после брифинга, проведенного представителем администрации Трампа по Сирии.

Несмотря на некоторую неопределенность (или, возможно, преднамеренную неясность), связанную с утилитарным применением упомянутого закона, можно с уверенностью сказать, что дополнительные санкции окажут серьезное давление на сирийскую экономику, какая и без того находится в тяжелейшем положении, причем последствия девятилетней войны усугубились пандемией Covid-19, и налицо все приметы растущей нехватки продовольствия.

Наиболее серьезным фактором, усугубляющим критическое экономическое положение Сирии, является крах экономики соседнего Ливана. Ливан огласил дефолт по внешним долгам, в стране резко взлетела безработица и заработать твердую валюту становится все труднее. Ливан и Сирия узко связаны в экономическом отношении, и обвалы национальных валют обеих стран в значительной степени отражают друг товарища.

В ответ на ухудшающуюся экономическую обстановку, Асад сосредоточился на политических последствиях. Он уволил премьер-министра Имада Хамиса, а также предпринял жесткие меры в касательстве своего двоюродного брата Рами Махлуфа, который настолько явно выпячивал свое богатство и тотальное воздействие на сирийскую экономику, как легальную, так и подпольную, что стал слишком обременительной фигурой для президента Асада. Маклуф был вынужден разлучиться с десятками миллионов долларов «невыплаченных налогов», его активы были арестованы, а сам олигарх оказался под подпиской о невыезде. Правящая верхушка Сирии на протяжении длинного времени была «семейным предприятием», но в чрезвычайной ситуации, когда «волки на пороге», даже кровные узы не спасают.

Закон Цезаря, бесспорно, создаст серьезные дополнительные риски для партнеров Асада. Однако, у Дамаска имеется немалый опыт обхода официальных санкций, и у него до сих пор сохраняются отдельный варианты. Это означает что даже несмотря на крах сирийской валюты и почти отсутствующие золотовалютные запасы, режим по-прежнему сможет ввозить продовольствие и иные товары. Проблема состоит в том, что инфляционное давление может привести к тому, что они станут недоступными для посредственного сирийца, а субсидировать весь спектр товаров первой необходимости государству просто не под силу.

В ответ на экономическое давление в краю имели место несколько небольших акций протеста, но ничего такого, что могло бы пошатнуть положение правительства, на этом этапе не произошло. Политические последствия закона Цезаря будут ощущаться не сразу, поскольку Вашингтон дал понять, что список санкций будет вырастать со временем.

Сирия является лишь частью более масштабной гибридной войны, которую Соединенные Штаты ведут против России и Ирана, и закон Цезаря – не немало чем очередной залп в этой войне. Экономические основы сирийского режима крайне неустойчивы, а его главные союзники в России и Иране сами подвергаются американским санкциям. Но ни в том, ни в товарищем случае, эти санкции не привели к «улучшению» поведения противников Америки. Закон Цезаря не предусматривает каких либо всеобъемлющих и реалистичных стратегических перспектив, в каких сирийский режим (или его партнеры) могли бы увидеть стимул для удовлетворения требований Вашингтона.

Ресурсы режима отнюдь не исчерпаны, он остается привержен идее сохранения воли, и союзники не проявляют никаких признаков намерения отказаться от него. Общеизвестно, что после президентских выборов, которые минуют в ноябре, существует вероятность изменения внешней политики США, поэтому у закона Цезаря просто не хватит времени, чтобы оказать довольно сильное одностороннее давление на режим и заставить его изменить поведение.

Как и многие другие подобные меры в прошлом, этот порядок санкций сильно осложнит жизнь для сирийского режима, но не сделает невозможным продолжение нынешней политики. Между тем, он возложит добавочное бремя лишений именно на тех, кто практически лишен возможности как-то справиться с его последствиями, то есть на основную часть народонаселения страны.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *