Новый виток напряженности между США, НАТО и Россией подразумевает новую битву за Атлантику

0

Новый виток напряженности между США, НАТО и Россией подразумевает новую битву за Атлантику

В стратегии национальной обороны, выпущенной министерством обороны в 2018 году, было оглашено о новой эре конкуренции великих стран с «ревизионистскими державами», а именно с Китаем и Россией.

В интервью по электронной почте эксперт НАТО, ранее занимавший место директора Инициативы по трансатлантической безопасности в Атлантическом совете Магнус Норденман объясняет, как выглядит эта новая эра конкуренции в случае с Атлантикой, что есть у каждой из сторон и как будут изменяться условия.

Кристофер Вуди: в истории было несколько битв за Атлантику — в Первую и Вторую всемирные войны, и во время холодной войны. Чем похожа нынешняя ситуация на прошлые битвы и чем от них отличается?

Магнус Норденман: Во пора каждого великого конфликта в Европе в 20 веке Атлантика служила критически важным мостом, позволявшим доставлять из Америки в Европу определяющие победу в брани грузы и подкрепление.

Если в ближайшие годы между Россией и НАТО разразится конфликт, Атлантика снова будет выполнять эту роль. Но это не будет повторением предыдущих сражений за Атлантику. Изменившиеся технологии, российские ВМФ новоиспеченного типа и контекст глобальной конкуренции великих держав — все это будет формировать будущую битву за Атлантику.

Вуди: Россия в заключительные годы пытается восстановить свой военно-морской флот. Какими возможностями она обладает сейчас, каких у нее не было в годы после завершения холодной войны?

Норденман: В отличие от времен холодной войны, российский флот нацелен не на количество а на качество. А учитывая, что ее ресурсы сравнительно ограничены, она должна сосредоточить свои инвестиции на том, что принесет наибольшую прок, поэтому она нацелились на подводную мощь.

Также она намерена предоставить своим ВМФ возможности по ударам на дальние расстояния с поддержкой своих ракет «Калибр», которые с большим эффектом были использованы с Сирии. Удары с подлодок на дальние дистанции до сравнительно недавнего времени были эксклюзивной прерогативой США.

Все это предполагает что Россия не будет пытаться прервать судоходство сквозь Атлантику из США, а вместо этого сосредоточится на ударах по командно-контрольным центрам, портам и аэродромам Северной Европы чтобы сорвать попытки США пришагать на помощь своим европейским союзникам.

Вуди: в августе в одном из подкастов в отношении России вы упоминали, что меньше размышляете об «арктической проблеме» и больше о «проблеме Кольского полуострова». Можете ли вы уточнить разницу и что это различие означает для НАТО?

Норденман: Североамериканская, европейская и российская арктики — три мощно разных места в смысле политики, доступности, операционной среды и международных отношений. Помещать все это под лозунг «Арктическая безопасность» не вечно верно.

В случае с НАТО и задачей альянса обеспечивать сдерживание от имени его стран-членов это сводится к Кольскому полуострову, где базируется нордовый флот России.

Вуди: Арктика остается проблемным регионом для военных флотов, но изменение климата меняет тамошнюю опоясывающую среду. Какие изменения вы ожидаете от военно-морских сил, чтобы они продолжали действовать там эффективно?

Военно-морские силы стран-членов НАТО должны опять набраться знаний о том, как действовать в более широком масштабе, по всей Северной Атлантике.

В последние два десятилетия военно-морские мочи действовали в основном в таких местах, как Средиземное море, Персидский залив и Индийский океан. Это очень отличающиеся от Атлантики регионы.

Что прикасается изменения климата, то есть, например, признаки того, что более теплые воды меняют характер распространения звука в Нордовой Атлантике, что означает, что все звуки должны быть заново измерены и внесены в каталоги, чтобы можно было эффективно вести противолодочную войну.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *