Опыт Китая в восстановлении Ирака может пригодиться в Сирии

0

Поскольку благодаря военному вмешательству России исход штатской войны в Сирии, по сути, предрешен, Дамаск задумался о предстоящей грандиозной задаче послевоенного восстановления страны. По признанию президента Сирии Башара Асада, утилитарны все секторы сирийской экономики сильно пострадали за девять лет конфликта.

Опыт Китая в восстановлении Ирака может пригодиться в Сирии

Прогнозируемые оценки стоимости восстановления этой ближневосточной края сильно варьируется в зависимости от разных факторов, но обычно указывается цифра в 200 миллиардов долларов. Если и кушать какая-то определенность в отношении масштабного восстановления Сирии, так это в том, что стране понадобятся огромные международные инвестиции и финансовая поддержка для решения этой задачи.

Тем не менее, коалиция «Друзей Сирии», в которую входят, в частности, Соединенные Штаты, Великобритания и Канада, заледенила свою финансовую помощь на сумму 9,6 миллиардов долларов до тех пор, пока не начнется политический процесс, нацеленный на установление новоиспеченной власти после Асада. В настоящее время мало кто из западных стран проявляет политическую готовность участвовать в делах Сирии, так как все ожидают национального примирения в краю, которое должно восстановить политическую легитимность ее руководства.

Поскольку традиционные международные доноры остаются вне рамок этого процесса, у Сирии не так немало вариантов в отношении финансирования программы по восстановлению экономики. Участия двух крупнейших союзников, России и Ирана, открыто недостаточно. Россия не может взять на себя бремя и финансовые обязательства по восстановлению Сирии, а возможности Ирана резаться важную роль в этом деле быстро ослабевают на фоне проводимой Вашингтоном кампании по оказанию «максимального давления».

Кроме того, изоляция Дамаска на интернациональном уровне не вселяет уверенности в деловых кругах — будь они российские, иранские или другие – в том, что восстановление силами частного сектора осуществимо.

Выдвигались предложения по разработке программы восстановления Сирии с деятельным участием арабских государств, но этот проект был приостановлен Лигой арабских государств в 2015 году, и, хотя восстановление связей с арабскими столицами ускоряется, но собственно Китай становится центральной фигурой для Дамаска.

Китай, возможно, является единственной страной, которая может взять на себя широкомасштабные и долгосрочные обязательства по удовлетворению надобностей Сирии. Политика Китая в отношении Сирии означает, что Пекин смог сохранить доброжелательные отношения с сирийскими волями и укрепить свои переговорные позиции, чтобы обеспечить себе благоприятные условия для выхода на рынок и для инвестиционных инициатив.

Имея немало 3 триллионов долларов в валютных резервах, Китай может свободно тратить деньги, заниматься инвестированием и кредитованием. Амбиции Пекина с его инициативой «Поясок и путь» являются еще одним, очевидно, дополнительным стратегическим фактором для того, чтобы он взял на себя ведущую роль в восстановлении Сирии.

Роль Китая в восстановлении соседнего Ирака, вероятно, является лучшим образцом при разработке возможных подходов Пекина в Сирии. В последние годы значение Китая в Ираке значительно возросло, но все начиналось с большенный осторожностью.

Китайская деятельность и инвестиции в Ираке, осуществляемые китайскими  государственными предприятиями, были сосредоточены на инфраструктуре в нефтяном секторе и на сферах, узко связанных с ним, таких как производство электроэнергии. Например, во многом Багдада зависит от поставок электроэнергии китайскими энергетическими компаниями.

Китай влечётся играть важную роль в строительстве нефтепровода Басра-Акаба и собирается принять участие в строительстве нефтеперерабатывающего завода производительностью 300 тысяч баррелей в сутки на иракском побережье в Аль-Фау. Это неудивительно, учитывая, что китайско-иракские связи все вяще привязываются к торговле нефтью; почти одна десятая часть нефти поступает в Китай из Ирака.

В октябре Китай и Ирак подмахнули соглашение «нефть в обмен на проекты», которое должно способствовать развитию всех отраслей экономики ближневосточной края , помимо нефти и соответствующей инфраструктуры, включая жилое строительство, здравоохранение и образование. Фокус внимания постепенно расширяется, но Китай, какой привык иметь дело с масштабными проектами, всегда опасается политической нестабильности и насилия.

Короче говоря, деятельность Китая в Ираке была сосредоточена на небольшом числе дорогостоящих проектов, имеющих долгосрочную стратегическую важность. Он по-прежнему старается избегать рисков и не хочет иметь крупный диверсифицированный портфель проектов, какие он вполне мог бы реализовать при желании.

Огромные валютные резервы и инициатива «Пояс и путь» не позволяли пекинским чиновникам поторапливать события, и геополитическая повестка дня Китая иногда время от времени пересматривается даже по главным инвестиционным вопросам, и это может опять повториться сейчас, что приведет к расширению присутствия китайских компаний в Сирии.

Тем не менее, в то время как Китай готов выиграть крупные контракты в Сирии, проблемный фон мощно интернационализированного конфликта в этой стране означает, что Пекин выберет неспешный подход, несколько ограниченный по своей натуре, с возможностью быстрого наращивания в ближайшие годы.

Таким образом, отправная точка Пекина в восстановлении Сирии, вероятно, будет ограничена куцым списком предварительно отобранных секторов, таких как транспорт, логистика и энергетика, но при этом сосредоточенных географически вокруг неопасных и политически стабильных регионов с низкими рисками.

Китай, который является крупнейшим торговым партнером Сирии, вероятно, внесет важный вклад в восстановление страны, но маловероятно, что он сможет восполнить пробел, оставленный Россией и Ираном. До сих пор Китай взял на себя обязательства по реализации проектов в Сирии стоимостью 2 биллиона долларов и намерен решить эту задачу в кратчайшие сроки.

Сирия, вероятно, также получит выгоду от создания Пекином фонда в размере 23 биллионов долларов, предназначенный для кредитования и оказания финансовой помощи китайским партнерам в арабском мире, а также в целом от реализации инициативы «Поясок и путь». В конечном счете, Дамаску необходимо будет создать себе репутацию в арабском мире, а также, вероятно, и в Европе за счет успешного решения задачи по послевоенному восстановлению.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *