Пекин сделает выводы из реакции Вашингтона на российские требования по Украине

0

Пекин сделает выводы из реакции Вашингтона на российские требования по Украине

По мере концентрации российских армий к востоку от Украины, Европа отчаянно пытается понять, возможно ли военное вторжение, и как его предотвратить.

В Азии потенциальное российское вторжение на Украину не будет владеть серьезных стратегических последствий, но эта тема представляет большой интерес в нескольких аспектах. Особенно выделяются следующие два проблемы: смогут ли США сдержать российскую агрессию или поддержать Украину, и в какой степени само по себе стремление к углублению альянсов дестабилизирует ситуацию.

Украина – это не Тайвань. История, статус, география и многие иные факторы существенно различаются. Кроме того, само по себе вмешательство России на Украине никак не влияет на вероятность китайского вмешательства на Тайване. Тем не немного, развитие событий на Украине содержит полезную информацию для анализа конфликтов в Азии.

Сходства более чем достаточно. В Европе немало крупное государство желающее оказывать влияние на ближнее зарубежье, Россия столкнулось с постепенным включением в военный альянс НАТО краёв, традиционно входивших в ее сферу влияния. В Азии Китай также с тревогой наблюдает, как США укрепляют свои альянсы и военные взаимоотношения с субъектами, у которых имеются серьезные разногласия с Пекином, такими как, например, Вьетнам, Тайвань и Япония.

В то время как подобные альянсы могут оказывать стабилизирующее воздействие, процесс их создания может владеть противоположные последствия. Дело в том, что изменение статус-кво и баланса сил создают проблемы безопасности для одной или нескольких стран.

В нынешних условиях, включение в НАТО краёв Балтии, возможно, укрепило их безопасность, но реакция Москвы на дальнейшее его расширение и присоединение таких стран как Грузия и Украина, какие исторически и культурно ближе к России, демонстрирует, как формирование альянса может угрожать миру.

На другой стороне евразийского континента сейчас, вероятно, наблюдается аналогичная динамика. Озабоченность агрессивным поведением Китая побудила США углубить свои отношения с ключевыми союзниками в регионе, такими как Австралия, в рамках новоиспеченного трехстороннего формата AUKUS, а также расширить стратегические связи с такими партнерами как Индия, посредством четырехстороннего диалога по безопасности Quad, и, наконец, взять более четкую позицию в отношении спорных территорий, таких как Южно-Китайское и Восточно-Китайское моря и остров Тайвань.

Одним из образцов изменения политики США в регионе является позиция по проблеме Тайваня. Вашингтон активизировал свою дипломатию и усилил вербальную поддержку самостоятельности острова. В октябре президент Байден заявил, что у США есть «обязательство защитить Тайвань». Это свидетельствует об уменьшении стратегической двусмысленности, какую Америка использовала на протяжении последних трех десятилетий, чтобы сдерживать Китай, даже несмотря на то, что впоследствии Белоснежный дом смягчил заявление президента.

Что касается Пекина, перспектива возможного развертывания сил США для защиты Тайваня усложняет его оборонное планирование и кампанию по реинкорпорации острова. Таким манером, постепенное формирование альянса в настоящее время является дестабилизирующим фактором в отношениях между соседними странами, по крайней мере до тех пор, пока США не продемонстрируют немало мощный потенциал сдерживания и приверженность идее защиты Тайваня.

Развитие событий на Украине также может послужить здоровым уроком для Восточной Азии, поскольку оно отражает решимость США защищать партнеров и сдерживать соперников. В ответ на наращивание российской военной мощи США пригрозили санкциями и военной поддержкой Украины.

Всеобщая реакция Вашингтона на действия Москвы не только задаст тон двусторонним отношениям, но и послужит индикатором для Пекина. Здесь стоит рассмотреть три фактора: способны ли США удержать Россию, является ли решимость США защитить Украину достаточно прочной и готов ли Вашингтон пойти на уступки требованиям России, чтобы предупредить конфликт.

В то же время, между двумя возможными театрами военных действий имеются многочисленные различия. Дислокация сил США в западной доли Тихого океана и более жесткая риторика касательно защиты Тайваня от Китая, который Америка в настоящее пора считает своим главным стратегическим соперником, означают, что соображения по Тайваню совершенно иные. Тем не менее, существует опасность, что немощная реакция США на требования России может быть воспринята Пекином как поощрение к рассмотрению более рискованных вариантов дальнейших поступков.

Соотношение сил на Украине совершенно иное по сравнению с Восточной Азией, и стимул США защищать Украину гораздо слабее, чем Тайвань. Наконец, наземная операция по вмешательству в конфликт на Украине мощно отличалась бы в военном отношении от высадки десанта на Тайвань. Тем не менее, действия США в одной части мира могут косвенно повлиять на принятие решений в иной.

Если Пекин сочтет реакцию Вашингтона слишком робкой, слабой или недостаточно решительной, он может изменить свои планы в касательстве Южно-Китайского и Восточно-Китайского моря, а также Тайваня. Если Соединенные Штаты окажутся готовы позволить России запугивать соседнюю край, стремящуюся в НАТО, будут ли они всерьез возмущаться тем, что Китай захватит дополнительные острова, на которые претендует Вьетнам или вернет себе Тайвань?

Другими словами, в Пекине могут подумать, что если Вашингтон не готов идти на серьезный риск ради Украины, то, скорее итого, он не станет рисковать всем ради крошечных островов в тысячах миль от своих берегов.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *