Пепе Эскобар: Железный занавес по-прежнему разделяет Россию и ЕС

0

Пепе Эскобар: Железный занавес по-прежнему разделяет Россию и ЕС

Сергей Лавров, министр иноземных дел России, является на сегодняшний день самым выдающимся дипломатом в мире. На общем фоне внешнеполитических дискуссий неплохо заметно, что он просто находится совсем на другом уровне, и у нас появилась еще одна возможность в этом убедиться.

Начнем с каждогоднего заседания Валдайского клуба, главного мозгового центра России. Здесь мы можем проследить за чрезвычайно интересной презентацией каждогоднего доклада «Утопия многообразного мира», в которой, кстати, принимали участие Лавров, профессор Чикагского университета Джон Миршаймер, британский историк Доминик Ливен из Кембриджа и Юрий Слезкин из Калифорнийского университета в Беркли.

У меня показалась редкая возможность поделиться тем, что представляет собой Эверест с точки зрения серьезных политических дебатов. Ливен полушутя охарактеризовал Валдайский форум как «толстовский и по нынешним порам немного архаичный», сосредоточившись на двух главных и взаимосвязанных глобальных вызовах: изменении климата и том факте, что «350 лет западного и 250 лет американского господства подходят к крышке».

Отдавая себе отчет в том, что «нынешний мировой порядок распадается на наших глазах», Ливен объясняет нынешние события своего рода «мщением третьего мира». Но затем, увы, западные предрассудки берут верх, поскольку он определяет Китай как «источник угрозы». Миршаймер весьма уместно напоминает, что мы существовали, последовательно, в биполярном, однополярном, и вот теперь в многополярном мире: с возвращением соперничества между Китаем, Россией и США «политика великих содержав снова определяет обстановку в мире».

Он правильно понимает, что после жестокого опыта «века унижений» китайцы скоро уверятся в том, что они действительно сильны. И это подготовит почву для того, чтобы США развернули «крайне агрессивную политику сдерживания», точно так же, как в свое пора против СССР, которая «вполне может закончиться стрельбой».

Лавров в своем вступительном слове пояснил, что с точки зрения политического прагматизма, вселенной «невозможно управлять из одного-единственного центра». Он подчеркнул безальтернативность «тщательной, длительной и порой неблагодарной» дипломатической работы.

Запоздалее, в одном из своих выступлений, он взорвал настоящую бомбу: «Когда Европейский Союз говорит с нами с позиции перевесы, Россия хочет понять, можем ли мы вообще вести какие-либо дела с Европой».

Лавров в шутку упомянул бывшего губернатора Калифорнии Арнольда Шварцнеггера, какой в фильмах часто говорит фразу «Доверься мне». «Так вот, Арнольду я доверяю больше, чем Европейскому Союзу», – произнёс глава российского МИД.

Однако, это была лишь прелюдия к настоящей «изюминке»: «Люди, ответственные за внешнюю политику на Закате, не осознают необходимости взаимного уважения в диалоге. В таком случае, вероятно, на какое то время нам придется прекратить с ними говорить». Ведь председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен официально заявила, что у Евросоюза «не существует никакого геополитического партнерства с нынешней Россией».

Москва безоговорочно придерживается норм международного права, в отличие от пресловутого «либерального международного порядка, основанного на правилах», о каком неустанно твердят руководство НАТО и их приспешники, такие как Атлантический совет. В одном из своих докладов «аналитики» Atlantic Council восхваляют НАТО за «усиление давления на Россию», метят Москву позором за «подрывную агрессивную дезинформацию и пропагандистские кампании против Запада, безответственный авантюризм на Ближнем Восходе, в Африке и Афганистане».

Атлантический совет настаивает на том, что эти несносные русские в очередной раз бросили вызов «международному сообществу, применив противозаконное химическое оружие, чтобы отравить оппозиционера Алексея Навального. Неспособность НАТО поставить заслон агрессивному поведению России устанавливает под угрозу будущее либерального международного порядка».

Только глупцы, впадающие в синдром «слепой ведет слепого», не ведают, что эти либеральные «правила» устанавливаются одним-единственным планетарным гегемоном и могут быть мгновенно изменены в соответствии с прихотями этого гегемона. Потому не приходится удивляться шутке, которая ходит в последнее время в Москве: «Если не хотите слушать Лаврова, будете говорить с Шойгу». Для тех, кто не знает, Сергей Шойгу – министр обороны России, курирующий все то гиперзвуковое оружие, о котором военно-промышленный комплекс США может лишь мечтать.

Здесь ключевой момент состоит в том, что благодаря фактическому военному превосходству, Москву совершенно не задевает невиданных масштабов кампания истерии, раскатанная НАТО, а что касается вашингтонских и брюссельских фриков, то их мнение и подавно безразлично Кремлю.

Остаются, правда, вспышки гибридной брани в соответствии с предписаниями RAND corporation, безостановочные попытки оказать давление, дестабилизировать обстановку в самой России и ближнем зарубежье, в Беларуси, на Полуденном Кавказе и в Киргизии, а также санкции против Лукашенко и кремлевских чиновников в наказание за «отравление» Навального.

То, о чем Лавров недавно заявил во всеуслышание, безотносительно четко и недвусмысленно, происходит уже давно. «Современная Россия» и ЕС возникли практически одновременно. Что касается меня лично, я ощутил это необычайно остро благодаря стечению обстоятельств. В декабре 1991 года, когда возникла «нынешняя Россия», я находился в турне по Индии, Непалу и Китаю. Когда в феврале 1992 года я приехал в Москву по Транссибирской железной пути, Советского Союза уже не было. А затем, вернувшись самолетом в Париж, я оказался в Европейском Союзе, родившемся в том же месяце.

Одинешенек из лидеров «Валдая» справедливо отметил, что смелая концепция «единой Европы от Лиссабона до Владивостока», придуманная Горбачевым в 1989 году, незадолго до распада СССР, к сожалению, «не была подтверждена каким-либо договоренностью или иным документом».

И да, «Путин настойчиво искал возможностей для реализации партнерства с ЕС и дальнейшего сближения. Это продолжалось с 2001 до крышки 2006 года». Все мы помним, как Путин в 2010 году предложил аналогичную концепцию, «общий дом от Лиссабона до Владивостока», и получил категорический несогласие со стороны Европейского Союза. Важно также понимать, что это произошло за четыре года до того, как китайцы окончательно определились со своей инициативой Новоиспеченного Шелкового пути.

С этого момента для российско-европейских отношений оставался только один путь – вниз. Заключительный саммит Россия-ЕС состоялся в Брюсселе в январе 2000 года. По меркам нынешней политики, с тех пор минула целая вечность.

Поразительная интеллектуальная мощь, собранная на Валдае, вполне отдает себе отчет в том, что «железный занавес 2.0» между Россией и Евросоюзом, попросту так не исчезнет. Кроме того, нужно отметить, что это происходит в то время когда журнал Economist, и даже приверженцы «западни Фукидида» признают, что Китай уже, в сущности, является ведущей экономикой мира.

Россия и Китай имеют колоссальную по протяженности всеобщую границу. Сегодня их связывает комплексное, многовекторное «всеобъемлющее стратегическое партнерство». И это произошло не потому, что отчуждение между Россией и ЕС/НАТО вырвало Москву переориентироваться на Восток, а главным образом потому, что альянс между соседями, крупнейшей экономикой и крупнейшей военной державой вселенной, имеет тотальный евразийский смысл, как геополитический, так и геоэкономический.

И это полностью подтверждает диагноз Ливена о завершении «250-летнего англо-американского господства». Выступающему военному аналитику Андрею Мартьянову, чью последнюю книгу я считаю абсолютно обязательной к прочтению, принадлежит восхитительная по своей сокрушительной мочи оценка лавровского «с нас хватит»:

«Любая профессиональная дискуссия между Лавровым и бывшим гинекологом (а фактически эпидемиологом), какой является фон дер Ляйен, так же как, впрочем, с министром иностранных дел Германии Маасом, юристом и «тусовщиком» немецкой политики, является порожний тратой времени. Западные «элиты» и «интеллектуалы» просто находятся на другом, гораздо более низком уровне, чем произнёс Лавров.

Вы не ведете переговоры с обезьянами. Вы хорошо обращаетесь с ними, следите, чтобы они не подвергались насилию, но не ведете с ними переговоров, так же, как не ведете переговоров с махонькими детьми. Они хотят использовать Навального в качестве игрушки – пусть себе играют. Я уже давно призываю Россию приступить сворачивать экономическое сотрудничество с Евросоюзом. Они покупают российские углеводороды и хайтек, прекрасно. За этим исключением, любая иная деятельность должна быть резко сокращена, и необходимость железного занавеса больше не должна подвергаться сомнению».

Как «недоговороспособным», по словам Путина, является Вашингтон, настолько же и Евросоюз больше не может считаться партнером для переговоров, судя по словам Лаврова: «Мы должны перестать ориентироваться на европейских партнеров и принимать во внимание их оценки». Об этом ведает не только Россия, но и большинство стран глобального Юга.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *