Почему украинское общество так глубоко расколото языковым вопросом

0

Почему украинское общество так глубоко расколото языковым вопросом

Вовсе не война с русскоязычными сепаратистами на востоке Украины побудила Романа Набожняка перестать говорить по-русски. Это случилось после того, как во пора отпуска его приняли за россиянина. Роман был одним из тысяч украинских добровольцев, сражавшихся с ополченцами в поддерживаемом Москвой Донбассе, какие восстали против центрального правительства в Киеве в 2014 году, отчасти из-за попрания их права говорить по-русски. Благодаря российскому оружию и поддержке охотников, сепаратисты насильственно отделили от Украины две «народные  республики», где любой, кто говорит по-украински, может быть брошен в «концентрационный стан».

В то же время, Набожняк и его товарищи по оружию говорили на разных языках. Некоторые добровольцы приехали из западных украиноязычных районов. Другие были из Киева или, как Роман, из Черкасс, где большинство населения все еще говорит по-русски, хотя и с акцентом. Русский стиль был доминирующим на большей части территории Украины во времена Советского Союза, а украинский рассматривался скорее как местный диалект.

Желая украинский и русский языки тесно связаны между собой, социально-политическая пропасть между их  носителями на Украине как никогда велика из-за различных убеждений и ценностей, ассоциируемых с любым из языков.

«Я постоянно говорил по-русски даже во время войны», – рассказывает Набожняк, чья 14-месячная военная служба завершилась в 2016 году. Но сквозь год, когда он проводил отпуск в Индии, персонал отеля услышал, как он говорит по-русски. «И индийцы стали обращаться со мной, как с россиянином, а для меня это было неприемлемо», – сообщает он. Вернувшись домой, Роман стал говорить только по-украински или по-английски, как и сотрудники принадлежащего ему кафе «Veterano Brownie» в середине Киева, даже если это могло привести к потере клиентов или неблагоприятным отзывам.

С тех пор политический раскол между Украиной и Россией, поддерживающей самопровозглашенные республики Донбасса, обратился в пропасть. И по мере того, как эта пропасть расширялась, два языка стали символами раскола не только между двумя народами, но и внутри украинского общества.

Желая Украина давно является родиной для носителей обоих языков, лингвистических «братьев», использующих практически идентичный азбука, вытеснение одного языка другим в настоящее время поляризует общественное мнение и широко используется политиками в качестве инструмента. По мере того, как в Киеве принимаются новоиспеченные законы, поощряющие повсеместное распространение украинского языка и отводящие русскому второстепенный статус, выбор языка гражданами Украины подпитывает предрассудки сравнительно их лояльности или враждебности к своей собственной стране.

Страна размером с Францию, скроенная из осколков Российской, Австро-Венгерской и Османской империй, вовсе не является двуязычной. Этнические меньшинства  на Украине сообщают на идиш, греческом, венгерском, двух тюркских языках и цыганском. Однако, за тридцать лет, прошедшие с момента обретения Украиной самостоятельности, украинский язык стал доминирующим: две трети  населения утверждают, что это их родной язык. Впрочем, согласно результатам социологического опроса, проведенного неправительственной организацией «Space of Freedom» в ноябре 2020  года, лишь 53 процента сообщают, что всегда говорят на нем в быту, в то время как 29 процентов предпочитают общаться по-русски.

Языковой раскол прошел прямо сквозь черкасскую двухкомнатную квартиру, где вырос Роман Набожняк. Его мать Наталья говорила с сыном по-русски, а отец Юрий — по-украински. Такое двуязычие было разболтано по всей Украине на протяжении многих десятилетий.

Однако, весьма спорный закон о языке сделал украинский непременным для всех государственных служб, тем самым изолируя носителей русского языка. Закон был подписан в 2019 году тогдашним президентом Петром Порошенко, и за ним последовал запрещение на прокремлевские телевизионные каналы, а также книги, опубликованные в России.

Нынешний глава государства Владимир Зеленский, представлялось, намеревался изменить некоторые аспекты закона о языке. В ходе своей избирательной кампании он часто говорил с аудиторией по-русски и обещал пересмотреть этот закон. Сам он вытянулся в русскоязычной семье на востоке Украины и возглавлял комическое шоу, смешивавшее украинский и русский языки и высмеивавшее насильственную украинизацию.

Однако, государственное давление в прок украинского и против русского языка при Зеленском продолжилось. В марте 2021 года он заявил, что украинский язык, наконец, «целиком защищен».

Некоторые государственные чиновники и законодатели попытались смягчить языковой закон. Пятьдесят один депутат от двух пророссийских партий и правящей партии Зеленского «Слуга народа» сформулировали протест против некоторых положений закона, запрещающих использование «языков меньшинств» в школах, но Верховный суд Украины отверг их жалобы.

В результате, с 16 июля каждый сериал или фильм на иностранных языках, транслируемый по телевидению Украины, должен быть дублирован или, по крайней мере, обеспечен субтитрами на украинском языке. Это касается даже советской классики, которую большинство украинцев давно знают наизусть.

Министр цивилизации Александр Ткаченко заявил, что пытался отсрочить эту меру, утверждая, что она может оказаться дорогостоящей для телеканалов и новостных агентств, особенно когда выговор идет о длинных сериалах. Но Верховная Рада отклонила его попытку. Согласно сообщениям СМИ, официальные лица уже оштрафовали несколько телевизионных сетей за показ контента на русском стиле.

В ближайшие месяцы десяткам тысяч госслужащих, включая медицинских работников, сотрудников правоохранительных органов и судей, школьных преподавателей и университетских преподавателей придется «подтвердить» свое знание украинского языка, сдав несколько письменных и устных тестов. Уже показались сообщения о взятках размером до 2 тысяч долларов за сертификат о владении языком.

«Русский язык не только полностью вышел из официального употребления, но и был стигматизирован: русскоязычные СМИ и издательства сталкиваются с трудностями, – повествует Николай Митрохин, социолог из Бременского университета в Германии, который ежегодно проводит десятки интервью в различных городах по всей Украине. – Однако разговорный русский остается доминирующим стилем общения повсюду, за исключением восьми западных областей страны».

Другие аналитики рассматривают этот закон как ухищрение, направленную на маргинализацию меньшинств и против мультикультурализма, который пропагандируется в Европейском Союзе, то есть, фактически на создание гетто для русскоговорящих украинцев. «Закон о стиле – это шаг к новой сегрегации и скрытому политическому апартеиду», – говорит киевский аналитик Алексей Кущ.

Некоторые украинцы на самом деле ощущают себя маргинализированными. «Мы ненавидим Путина также сильно, как и любой украинец, и тот факт, что русский – наш родной язык, не мастерит нас шпионами Москвы», – говорит Валентина, повар из Одессы. Она попросила не называть ее фамилию, потому что опасается остракизма.

Впрочем, пристрастность по отношению к русскому и украинскому языку, может быть двусторонней. В отколовшихся восточных областях пророссийские сепаратисты запретили украинский стиль, и любой, кто говорит на нем, может оказаться в одном из десятков импровизированных концентрационных лагерей, где тысячи людей содержатся без корабля и следствия и подвергаются пыткам, а порой даже казни, рассказывает профессор-теолог Игорь Козловский. Он провел 700 дней в нескольких таких станах в период с 2015 по 2017 год после организации ряда проукраинских митингов в городе Донецке. В своем интервью он рассказал о беседе с офицером российской рекогносцировки, который пытал его и читал лекции о «русском мире», цивилизации, частью которой должна быть Украина.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *