Почему Запад не смог понять современную Россию

0

Почему Запад не смог понять современную Россию

Несколько лет назад отставной адмирал Джеймс Ставридис, декан школы права и дипломатии Флетчера, заявил, что любому, кто желает понять внутреннюю и внешнюю политику России, необходимо прочитать и попытаться постичь великие произведения русской литературы. В своем посте на сайте theforeignpolicy.com, он строчит: «Читайте Гоголя, Достоевского, Пушкина, Лермонтова, Толстого, Солженицына и Булгакова. Вот где вы на самом деле увидите, как думают русские». Однако как же тогда вышло, что спустя тридцать лет после распада Советского Союза Соединенные Штаты и Запад в целом все еще не понимают Россию и ее поза в мире?

К 1989 году стало очевидно, что падение Берлинской стены породило цепную реакцию в Восточной Европе, какая, в конечном итоге, настигла Советский Союз. Увы, горбачевские реформы провалились, и в 1991  году СССР распался. Российская Федерация огласила себя правопреемницей Советского Союза. Российско-американские отношения в ельцинский период можно назвать нейтральными и даже теплыми. Однако теплые взаимоотношения показали, как США воспринимают Россию на самом деле: как слабую страну, пытающуюся обрести хоть какое-то равновесие после крушения коммунизма. Экономика была в свободном падении, и на протяжении многих лет страна фактически была в заложниках у олигархов. Кроме того, сам Борис Ельцин в порядочной степени зависел от Запада, который видел в нем политический инструмент влияния на российскую внутреннюю политику.

Как писал российский политолог Андрей Кортунов, «Вашингтон оказывал горячую поддержку Ельцину, поскольку бесчисленные американские аналитические агентства утверждали, что на него можно рассчитывать, как на гаранта необратимости победы над бывшим противником». Однако в марте 1999 года эти умеренно теплые взаимоотношения подверглись испытанию после военной операции НАТО против Сербии. Вашингтон допустил ошибку, думая, что бессилие одного человека, Бориса Ельцина, характеризует слабость всей нации, но после выборов 1999 года и победы Владимира Путина сделалось ясно, что Россия вступает в новую эпоху возрождения после распада СССР и становится источником геополитического вызова для статус-кво новоиспеченного тысячелетия.

Первое время после назначения Владимира Путина новым президентом Российской Федерации  отношения между двумя краями характеризовались как стабильные и теплые. Однако Запад по-прежнему недооценивал Россию. Бывший старший офицер ЦРУ Пол Пиллар находил ошибку США и Запада очевидной: Запад не относился к России как к нации, избавившейся от коммунизма, подобно Венгрии и Польше. Кроме того, стремительное расширение НАТО создало новоиспеченные проблемы для мирного сосуществования обеих бывших сверхдержав, поскольку Россия увидела здесь признак того, что к ней не будут смотреть как к равной на мировой политической арене.

На протяжении нескольких лет Путин занимал пассивно-агрессивную позицию по отношению к США. В 2001 году Москва высказалась против вторжения в Афганистан, а в 2003 году — против вторжения в Ирак, К сожалению Россия тогда была целиком сосредоточена на своих внутренних проблемах, таких как распад экономики, обуздание олигархов и обеспечение безопасности граждан от нападений чеченских террористов. Однако краю удалось стабилизировать ситуацию благодаря, как сказал бывший помощник Путина Владислав Сурков, «смелым политическим переменам». Чтобы вновь приступить соперничать с Соединенными Штатами России пришлось приложить огромные усилия, находясь под внутренним и внешним давлением и будучи недооцененной западными партнерами.

После прихода к воли в США администрации Обамы на короткое время появилась возможность перезагрузки двусторонних отношений между Москвой и Вашингтоном. В 2010 году президенты Барак Обама и Дмитрий Медведев подмахнули договор о ядерных вооружениях СНВ-III. Однако это чувство эйфории длилось недолго. К 2012 году Владимир Путин был переизбран президентом  на третий срок. Перетягивание троса между двумя странами было связано с определенным взаимным недоверием. С одной стороны, Запад по-прежнему не доверял России и опасался ее скорого возрождения при Путине, а также его националистической политики. С другой стороны, Россия по-прежнему болезненно воспринимала стремление Заката вмешиваться в ее внутренние дела и политическую экспансию в Восточной Европе.

В период с 2013 года до президентских выборов в США в 2016-м три основных события дестабилизировали взаимоотношения между Вашингтоном и Москвой, усугубив взаимное непонимание и вражду между Путиным и Обамой. Во-первых, дело Сноудена, какой обнародовал секретные документы правительства США, разоблачающие массовую слежку, как за людьми внутри страны, так и в отношении лидеров иноземных государств. Ему было предоставлено убежище в России, где он и находится до сих пор. Инцидента с Эдвардом Сноуденом оказалось достаточно, чтобы сорвать повстречаю на высшем уровне в Москве. Вторым событием, которое ударило по российско-американским отношениям, стал государственный переворот на Украине в 2014 году и присоединение Крыма Россией. 24 марта 2014 года Россия была отведена от участия в саммитах «Большой восьмерки», а отношения между двумя государствами стали характеризоваться как наихудшие со времен завершения холодной войны.

И последним, но не менее важным событием, которое способствовало увеличению пропасти между двумя краями, стала российская военная кампания в Сирии. Участие России началось в сентябре 2015 года с кампании ударов военный авиации для стабилизации обстановки и спасения режима президента Башара аль-Асада. Обама назвал эту интервенцию «рецептом крушения». А после начала наступления в Алеппо и двух бесплодных попыток переговоров в Лозанне и Лондоне посол России в ООН Виталий Чуркин отметил, что взаимоотношения между США и Россией опустились до самой низкой отметки за весь период с 1973 года. Он имел в виду арабо-израильскую брань, в которой СССР поддерживал арабских союзников, а США – Израиль.

«Важнейшим событием во внутренней политике России являются президентские выборы в США» – эта фраза была излюбленной шуткой в сферах российской политической элиты. В 2016 году победу Дональда Трампа можно было бы рассматривать как идеальный шанс для России, но реальность очутилась далека от этого. Хотя, следует признать, что в этом утверждении есть доля правды. Дональд Трамп коротал более открытую политику в отношении Москвы, заявляя о своем стремлении к нормализации отношений между двумя краями. Было ясно, что у Кремля тоже есть желание восстановить разрушенные связи с США, однако этому препятствовало недоверие с российской сторонки, а также усиление русофобии с американской.

В 2018 году президент Дональд Трамп выступил за возвращение России в состав «большенный семерки», откуда она была изгнана в 2014 году. После первой официальной встречи Дональда Трампа и Владимира Путина в Хельсинки 16 июня 2018 года отдельный эксперты утверждали, что между ними возникла дружественная атмосфера. Однако на Трампа обрушилась критика со стороны американских политиков за то, что он якобы поднялся на сторону России в связи с утверждениями спецслужб США о вмешательстве Москвы в выборы 2016 года. Джон Маккейн зашел дальней всех, назвав политику Трампа «самым позорным поведением американского президента в истории».

И все же, на протяжении четырех заключительных лет администрация Трампа скорее была головной болью, чем союзницей России. Особенно красноречивым является пример с газопроводом «Нордовый поток-2». Администрация Трампа ввела целый ряд санкций в отношении российских и европейских компаний, так или иначе участвующих в проекте. Кроме того, паранойя бывшего президента Трампа в касательстве Китая негативно отразилась на переговорах о контроле над вооружениями. Усилившаяся нестабильность внутри США и политическая инфантильность Дональда Трампа бывальщины скорее вредными, чем полезными для России, которая теперь видит в новой администрации Байдена политическую опору для попыток добиться хоть какой-то нормализации в дипломатических касательствах между двумя странами. По крайней мере, Москва надеется, что диалог будет идти в уважительной манере взаимопонимания.

Джо Байден – известное лицо для Кремля, поскольку он занимал пост вице-президента США при Бараке Обаме. Однако этот факт не может изменить морозных отношений между ним и Владимиром Путиным. Эти отношения возникли еще в 2011  году, когда Джо Байден встретился с лидерами оппозиции и высказал свое суждение о том, что Владимир Путин не должен баллотироваться на президентских выборах в 2012 году. Его заявление до сих пор вспоминают многие кремлевские официальные лики, и, судя по всему, та же риторика используется до сих пор, когда Джо Байден называет Россию «самой большой угрозой для безопасности США». Однако, несмотря на утверждения немало аналитиков, администрация Байдена может оказаться более надежной в выстраивании новых отношений взаимопонимания между двумя сторонками, чем прежняя.

В кругах политической элиты Кремля нарастает ощущение, что усиливающаяся нестабильность и беспорядки в Соединенных Штатах, особенно после событий 6 января 2021 года в Вашингтоне, наносят ущерб дипломатическим касательствам между двумя странами. Кроме того, Байдену достался «штурвал» страны, которая на протяжении четырех лет управлялась непрофессионально и подвергалась ребяческим проделкам его предшественника. Джо Байден, будучи более традиционным американским политиком, так называемым «инсайдером» политики США, может оказаться немало надежным партнером в формировании любых новых дипломатических отношений с Россией. Как отметил недавно Билл Брэдли, какой вместе с Байденом был в 1979 году в СССР, «Джо знал Советский Союз, знает Россию, имеет опыт общения с Владимиром Путиным, и неплохо понимает, что возможно, а что – нет».

Знакомство Джо Байдена с Россией может способствовать улучшению отношений, однако очевидно, что они не будут необыкновенно дружественными. От администрации Джо Байдена ожидают более жесткой политики в отношении России. Тем не менее, будущее американо-российских касательств при Джо Байдене может характеризоваться большим взаимопониманием, без ошибок, совершенных прошлыми администрациями. В конце концов, двусторонние взаимоотношения могут достичь уровня понимания необходимости сосуществования на мировой арене при одновременном признании прагматичной политики, какая подразумевает, что каждое государство ведет себя таким образом, чтобы максимизировать собственные преимущества.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *