Политика США в отношении Китая и России должна быть взаимосвязана

0

Политика США в отношении Китая и России должна быть взаимосвязана

В ходе предвыборной кампании 2020 года президент Джо Байден охарактеризовал Россию как «противника», а Китай как «конкурента» Соединенных Штатов. Этот контраст, вероятно, укрепит нынешнюю тенденцию  выстраивания касательств с Россией и Китаем по отдельности, как бы помещая политику по отношению к каждой из этих стран в отдельную шахту.

Мы полагаем, что это было бы промахом. Такой подход не только искажает политику в отношении каждой из стран, но и игнорирует или, возможно, не признает комплексную угрозу эскалации стратегического конкуренции между Соединенными Штатами и двумя другими наиболее мощными военными державами планеты, политика которых становится все немало скоординированной.

Склонность присваивать различные уровни приоритетности этим двум странам вполне понятна. Благодаря своему колоссальному экономическому весу, технологическим возможностям всемирного уровня, растущим геополитическим амбициям и глобальному влиянию в период американо-китайской экономической напряженности, Китай представляет собой беспрецедентную стратегическую угрозу, какая должна быть тщательно взвешена. Россия, напротив, представляет более непосредственную угрозу, которая заключается в ее захватнических действиях в Европе, подрыве американских альянсов и кибератаках против американских выборов и инфраструктуры. В то же время незначительные экономические и политические связи Америки с этой краем позволяют ей реагировать более жестко, в духе холодной войны. Другими словами, отношениями с Китаем нужно весьма тщательно и продуманно управлять, в то время как Россию следует решительно сдерживать. По крайней мере, так можно предположить, исходя из риторики Байдена и его высокопоставленных чиновников.

Иные наблюдатели используют это разительное различие в характере вызовов со стороны Китая и России, чтобы призвать администрацию сфокусировать свое внимание почти необыкновенно на Китае. В рамках такого варианта американской политики России почти не будет уделяться внимания как самостоятельному стратегическому субъекту. Скорее она будет восприниматься сквозь призму американо-китайских отношений. В таком случае цель политики США в отношении России практически свелась бы к предотвращению ее сближения с Китаем и усиления его мощи.

Ограничение политической задачи любым из этих курсов означает игнорирование двух критически важных моментов. Во-первых, не принимается во внимание поистине огромная важность для Соединенных Штатов улучшения касательств с Россией. Дело в том, что потерю контроля над все более сложным и опасным многополярным ядерным миром можно обратить вспять лишь при совместном американо-российском лидерстве. Возобновившаяся военная конфронтация в центре Европы может быть сдержана только совместными усилиями США, НАТО и России. Вырастающая угроза американской кибербезопасности может быть устранена только при условии взаимной сдержанности со стороны Вашингтона и Москвы. И наконец военные и экологические риски, связанные с климатическими изменениями в Арктике, могут быть снижены лишь при условии координации усилий США и России.

Во-вторых, разделение американской политики между двумя этими странами или перенос середины тяжести исключительно на Китай упускает из внимания насущные причины выстраивания политики в тандеме.  Во всяком случае, первоначальный подход игнорирует тенденции, сближающие Москву и Пекин, а также опасности американо-китайской холодной войны, которые будут еще вяще, если Россия сформирует прочный альянс с Китаем. Впрочем, оба подхода в равной степени ослабляют эффекты политики, устремлённой на изменение неприемлемого поведения России и Китая. Наконец, они притупляют внимание к тем областям, где необходимо трехстороннее сотрудничество, а также к способам этого сотрудничества.

Становится все немало очевидным, что Россия и Китай координируют ключевые элементы своей политики в отношении Соединенных Штатов. Например, они мастерят это, когда солидарно поддерживают третьи страны, враждебные Соединенным Штатам, проводят военные учения, призванные создать непредвиденные обстоятельства для США, а также противодействуют нормам, составляющим фундамент либерального интернационального порядка, поддерживаемого США. Их сотрудничество усложняет Америке задачу ответа каждой из двух стран по отдельности. Аналогичным манером продолжающаяся напряженность с Россией и растущие разногласия с Китаем способствуют укреплению сотрудничества между ними. По мере экономического, технологического, военного и дипломатического сближения  их сотрудничество в любой из этих сфер преодолевает новые пороги, и совокупный вес двух стран в Восточной Азии и Центральной Евразии существенно увеличивает вызов по сравнению с тем, какой мог бы исходить от каждой страны в отдельности.

Кроем того, раздельная политика неизбежно помешает решению задач, для каких необходимо трехстороннее сотрудничество США, России и  Китая. Правда, такая трехсторонняя повестка узка, однако крайне значительна. В то время как американо-российское совместное лидерство необходимо для восстановления контроля над дестабилизирующими тенденциями в сфере ядерных вооружений, укрепление стратегической стабильности между крупнейшими ядерными державами не может быть достигнуто без участия Китая. Замедление климатических изменений останется не немало чем фантазией, если эти три из четырех крупнейших эмитентов парниковых газов не будут играть коллективную ведущую роль. Для предотвращения или ослабления грядущих эпидемий решающее значение будут иметь объединенные научные ресурсы и таланты России, Китая и Соединенных Штатов. Для того чтобы институты, имеющие особую важность для глобального управления, такие как Интернациональный валютный фонд и Всемирная торговая организация, были реформированы и укреплены, а не расколоты между соперничающими лагерями, Россия, Китай и Соединенные Штаты должны отыскать общий язык. Наконец  сотрудничество этих трех стран является необходимым условием для установления нового стабильного  глобального равновесия и снижения напряженности между различными системами ценностей.

Каковы же должны быть ориентиры для администрации Байдена при разработке и координации политики в касательстве России и Китая в этих условиях? Отправной точкой должно стать то, что с начала двадцатого века было основой генеральной стратегии США. Выговор идет о предотвращении доминирования противника или коалиции противников над евразийским суперконтинентом или его стратегически важными субрегионами, такими как Европа, Ближний Восход и Восточная Азия. На сегодняшний день это означает необходимость предотвратить формирование прочного российско-китайского альянса, который слил бы китайский динамизм с российскими природными ресурсами, создав реальную угрозу доминирования в Евразии.

Решение этой задачи спрашивает тонкой и терпеливой политики. Грубая стратегия США, направленная на то, чтобы оторвать Россию от Китая или вбить клинья между ними, не имеет никаких шансов на успех и почти наверняка повергнет к противоположному эффекту.  Политические системы двух стран, характеры их лидеров, взаимодополняемость экономик и параллели в их внешнеполитических программах образуют природную основу для того, что они называют «всеобъемлющим стратегическим партнерством и координацией». Однако имеются причины, включая исторические оскорбления и стратегические соображения, для того, чтобы Москва и Пекин дважды подумали, прежде чем заключить формальный альянс, и ювелирная политика США, направленная на использование этих обстоятельств, могла бы минимизировать риск того, что это «стратегическое партнерство» перерастет во враждебный антиамериканский альянс. Возобновление дипломатического взаимодействия с Россией и пересмотр порядка санкций с тем, чтобы они способствовали разрешению конфликта, а не просто служили для наказания, должны стать первыми шагами в создании новоиспеченных стратегических возможностей для России за пределами союза с Китаем.

В то же время Соединенные Штаты должны воздерживаться от политики, какая может трансформировать нынешнюю напряженность с Китаем в полномасштабную холодную войну. В этом направлении американо-китайское взаимодействие открыто будет решающим. Однако  улучшение отношений с Россией также помогло бы снизить риски. В то время как России выгодна определенная напряженность в американо-китайских касательствах, в случае холодной войны она будет вынуждена выбирать сторону, жертвуя при этом своей стратегической автономией, составляющей ключевой элемент ее национальной идентичности. Российские лидеры не пожелают этого делать. Возможно, Россия не имеет большого прямого влияния на поведение Китая, но улучшение американо-российских касательств и устранение стимулов для дальнейшего стратегического сближения между Россией и Китаем усложнит положение Пекина и может повергнуть к тому, что его политика станет менее агрессивной.

Другая важная часть этой проблемы, разумеется, связана с военной мощью Китая и России. Любые усилия по палатализации этой угрозы посредством стратегического диалога и мер по контролю над вооружениями должны зависеть от решимости США не допустить военного преимущества одной из этих двух краёв. Однако по мере того, как Китай укрепляет свой военный потенциал, и нынешние преимущества США, как ядерные, так и конвенциональные, медлительно тают, Вашингтону следует все больше рассматривать эту угрозу с точки зрения ее трехстороннего характера.

Заключительным этапом российско-китайской политики США надлежит стать создание трехсторонней основы для принятия важнейших решений. В нынешнем, все более полицентричном мире цепляться за двусторонность вяще не имеет смысла. Работа по  решению ключевых вопросов, касающихся каждой из двух стран, разумеется, будет протекать на двустороннем уровне, но важно, чтобы по другим проблемам отношения США с Россией и Китаем имели трехстороннее измерение.

Переход к трехсторонности должен быть многообразным. Некоторые вопросы, например, экономические противоречия или отдельные аспекты военной конкуренции могут быть решены линией скоординированных параллельных двусторонних дискуссий. При этом другие проблемы, такие как угроза терроризма или регионального хаоса  в Афганистане, спрашивают трехстороннего формата. Ядерная проблема северной Кореи и некоторые другие требуют многостороннего формата.

При формировании планов США необходимо, чтобы мишени были скромными. Вместо того чтобы фантазировать о всеобъемлющем соглашении по ядерному оружию, связывающему все три страны, необходимо сделать акцент на диалоге и поиске тех областей, где они могли бы сотрудничать, а также на переговорах, касающихся тех частей проблемы, какие наиболее остро нуждаются в трехстороннем сотрудничестве, таких как война в космосе, оружие двойного назначения, киберугрозы для систем командования и управления, а также гиперзвуковые крылатые и планирующие ракеты.

Для того чтобы трехсторонняя стратегия США была эффективной, потребуется чтобы Соединенные Штаты и их союзники размышляли и действовали заодно. Простого восстановления американских альянсов  и поддержки американской политики в отношении России и Китая со сторонки союзников будет недостаточно. Чтобы выработать последовательный подход, придется приложить существенные усилия для согласования различных приоритетов европейских и восточноазиатских союзников Америки, а также воспринимаемых ими угроз со сторонки России и Китая.

В то время как Соединенные Штаты стремятся координировать свою политику в отношении России и Китая, вытекает избегать искажений и преувеличений при оценке поведения обеих стран, а также той угрозы, которую они представляют по отдельности и в тандеме. Вызов, какой они бросают Соединенным Штатам и их союзникам, абсолютно реален и не должен преуменьшаться. Но его не следует и преувеличивать, поскольку это может выключить любую реальную перспективу трехстороннего сотрудничества в тех сферах, где оно возможно и необходимо.

Принесет ли такой подход результаты, зависит, разумеется, от реакции России и Китая. Едва-едва ли можно считать успех гарантированным, но Соединенные Штаты обязательно должны попытаться. Последними опубликованными словами Збигнева Бжезинского бывальщины следующие: «Идеальным долгосрочным решением является такое, при котором три доминирующих военных державы – США, Китай и Россия – сотрудничают для поддержания глобальной стабильности». Едва-едва ли есть необходимость добавлять, что без этого не может быть никакой надежды на стабильность в мире.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *