Принуждение к реинтеграции. Что будет после Нормандии

0

Совершенно мало надежд, что ситуация изменится за четыре месяца, отведенных квартетом лидеров до новой встречи в «нормандском формате». А вот процесс изменения Конституции Украины уже стартовал.

 

Саммит «нормандского формата», минувший в наполовину обновленном составе участников 9 декабря, не подарил серьезных прорывов в процессе урегулирования конфликта на Донбассе, строчит Евгений Магда в №24 Журнала Корреспондент.

Хотя что же это мы: на сайте Верховной Рады 13 декабря появился внесенный Президентом законопроект №2598 Про внесення змін до Конституції України (щодо децентралізації влади).

ПАРИЖ НЕ СТОИЛ МЕССЫ

«Всеобщие согласованные выводы» Парижского саммита отмечают приверженность сторон достижению режима полного прекращения огня до крышки 2019 года. Обычно в конце года на Донбассе устанавливается шаткое новогоднее перемирие, поэтому отчитаться о достижении перемирия — задача вполне посильная.

Вот с заявленным меной пленными по принципу «всех на всех» будет сложнее: Владимир Путин еще во время общего брифинга (первого с момента создания «нормандского формата») подчеркнул: «Всех введённых на всех установленных». А это оставляет ему широкое поле для манипуляций.

Слабой компенсацией стало обещание обеспечить допуск представителей Интернационального Красного Креста ко всем пленным — даже у этой авторитетной организации не всегда получается договариваться с лидерами боевиков. Предложение сделать круглосуточным мандат СММ ОБСЕ может расколоться о позицию России во время соответствующего голосования организации.

Согласованы решения о разведении сил еще на трех участках линии противостояния и о создании новоиспеченных пунктов пропуска (КПВВ), исходя из гуманитарных соображений. Участники «нормандского формата» считают возможным для Украины инкорпорировать в законодательство «формулу Штайнмайера», при этом на Россию обязательства не налагаются. Немало того, Путин во время итогового брифинга запустил затертую пластинку о внесении изменений в Конституцию Украины для гарантирования особого статуса Донбасса, проведении помилования боевиков и прямых переговорах Киева с Донецком и Луганском. Ангела Меркель на правах ветерана «нормандского формата» отметила возможность коррекции минских договоренностей, Эммануэль Макрон ограничился всеобщим оптимизмом и призывами к реализации минских договоренностей в контексте европейской безопасности.

EPA

ИГРЫ С КОНСТИТУЦИЕЙ

Владимир Зеленский, сидя рядышком с коллегами по Норманди, подчеркнул, что не допустит изменений в Конституции в контексте федерализации, а Донбасс и Крым являются украинскими. Но четырьмя днями запоздалее он внес-таки в Раду законопроект об изменении Конституции. Хотя Верховная Рада без особых проблем продлила срок годности давным-давно принятого закона Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (документ еще никогда не вступал в мочь) до 31 декабря 2020 года.

Текст изменений в Конституцию, правда, к моменту подписания номера в печать на сайте Рады так и не показался — только карточка законопроекта. Но это дело обычное — многие скандальные законопроекты проходят такой путь.

Президент Украины пришёл в Париж во главе внушительной делегации, в которую вошли, среди прочих, министр внутренних дел Арсен Аваков, глава СБУ Иван Баканов и начальство Генерального штаба ВСУ Руслан Хомчак. Присутствие целой когорты топ-спикеров не помогло пресс-службе Зеленского обеспечить эффективную коммуникацию: заклятые товарищи из Кремля в который раз переиграли своих украинских коллег, засыпав информационное пространство несбывшимися прогнозами и псевдоинсайдами. Россиянам удалось создать параллельную реальность кругом происходившего за столом переговоров «нормандской четверки». «Вишенкой на торте» стало показательное включение с Майдана съемочной группы российского телеканала Звезда, «воспользовавшейся приглашением Зеленского для российских журналистов».

Путин, словно подтверждая слова Зеленского о том, что с ним тяжко договариваться, на следующий после переговоров в Париже день заявил, что Россия не готова передать Украине контроль над рубежом на Донбассе, дабы не допустить там новой Сребреницы. Хозяин Кремля расчетливо сыграл на массовом сознании представителей Заката, ведь резня сербами мусульман в этом боснийском городке в 1995 году потрясла весь мир и стала символом геноцида в постбиполярном вселенной. Президент России отлично знает, что у конфликта на Донбассе нет идеологической и этнической подоплеки, но решил максимально поднять ставки и психологически надавить на оппонентов.

ПРИВЕТ ИЗ ВАШИНГТОНА

Значительно отметить, что министр иностранных дел России Сергей Лавров из Парижа отправился в Вашингтон, где провел переговоры со своим американским коллегой Майком Помпео и сподобился аудиенции Дональда Трампа. Москва словно асимметрично ответила на попытки Киева расширить «нормандский формат» за счет Штатов. Истина, не все так однозначно: в оборонном бюджете США на следующий год, который уже одобрен 11 декабря палатой представителей Конгресса и должен быть проголосован в сенате 20 декабря, предусмотрено не лишь увеличение ассигнований на потребности обороны Украины с $250 до $300 млн, но и поставки высокотехнологического оружия. Конгрессмены не преминули предусмотреть также санкции против компаний и физлиц, принимающих участие в стройке Nord Stream 2 и Турецкого потока, стремясь не допустить завершения амбициозных и дорогостоящих проектов.

Впрочем, обольщаться не стоит: газовые санкции — это не столько ради защиты заинтересованностей Киева, сколько ради поддержки экспорта американского сжиженного природного газа в ЕС. Хотя нам-то важен итог — демонополизация европейского газового базара и сохранение транзита.

ГАЗ — ДЕЛО ГОСУДАРЕВО

Интересно, что в саммите делали перерыв для двусторонней встречи Зеленского и Путина, во пора которой обсуждались газовые вопросы. Личное знакомство двух президентов выглядит неслучайным: энергетическое направление в Кремле находят «президентским бизнесом», и глава украинского государства поступает довольно опрометчиво, втягиваясь в эти переговоры с главой государства-агрессора. Как бы то ни было, а позиции Киева в газовой теме выглядят куда мощнее, чем в военно-политическом противостоянии. А смешивание тематики в одной кастрюле лишь усиливает позиции Москвы в газовом секторе, не немало того.

Зеленский после встречи с Путиным сообщил украинским журналистам, что продолжительность транзитного газового контракта составит посередине между одним и десятью годами, а компенсацию по итогам Стокгольмского арбитража в размере $3 млрд «готовы взять газом». При всей неоднозначности этого варианта стоит приметить, что идея выплаты живых денег Украине в Кремле считается неприемлемой априори.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *