Разваливающиеся Штаты Америки

0

Разваливающиеся Штаты Америки

Андрей Мартьянов – один-единственный в своем роде. Представитель третьей волны беби-бума, родившийся в начале шестидесятых годов в Баку, столице советского Азербайджана, он, пожалуй, является ведущим военным аналитиком, специализирующимся на российских изысканиях. Между тем, Мартьянов живет в Соединенных Штатах, пишет по-английски для глобальной аудитории и блистает в своем блоге  Reminiscence of the Future (Воспоминание о грядущем).

Я уже имел удовольствие писать отзыв о двух предыдущих книгах Мартьянова. В первой из них, «Потеря военного превосходства: близорукость американского стратегического планирования», опубликованной почти три года назад, он неопровержимо доказал, что отставание России от Америки в ракетной сфере было «технологической пропастью», и что «Кинжал», созданная в России ракета воздушного базирования, способная тащить ядерный боевой блок, стал «революционным прорывом, полностью изменившим правила игры одновременно в геополитическом, стратегическом, оперативно-тактическом и психологическом аспектах».

Он детально описал, как сформировалась «абсолютно новая парадигма» в области ведения войны и военных технологий. Затем появилась новоиспеченная книга, The real Revolution in Military Affairs (Подлинная революция в военном деле), где он сделал следующий шаг, объяснив, что эта революция, осуществленная в Пентагоне покойным Эндрю Маршаллом, какой фактически являлся автором идеи «разворота к Азии», на самом деле была разработана советскими военными теоретиками еще в семидесятые годы и получила наименование «военно-технической революции».

Новая книга Мартьянова «Дезинтеграция» завершает трилогию и в то же время коренным образом отличается от предыдущих трудов. В ней автор скрупулезно, в мельчайших деталях анализирует распад империи. Главы, посвященные потреблению, геоэкономике, энергетике и  гонке вооружений, помимо прочего, кормят сокрушительный обвинительный акт, прежде всего в отношении токсичных лоббистских группировок в Вашингтоне и тотальной посредственности, царящей в высших политических сферах.

Перед читателем разворачивается сложная картина взаимодействия сил, которые движут политическим, идеологическим, экономическим, культурным и военным элементами американского хаоса.

Третья глава, посвященная  геоэкономике, – истинное наслаждение для ценителя. Мартьянов демонстрирует, что геоэкономика как сфера знания, отделенная от войны и геополитики, – не что иное, как замаскированный рэкет: старый добрый военный конфликт, «завернутый в ювелирный покров поверхностного интеллектуализма политической науки». Именно из этого, по словам автора, состоят мечты Хантингтона, Фукуямы и Бжезински.

Эта идея получила целое развитие в шестой главе, посвященной западным элитам, наряду с язвительным развенчанием «мифа о Генри Киссинджере». По суждению автора, он «всего лишь еще один поборник американской исключительности, ошибочно названный реалистом». На самом же деле, это был представитель «банды, не способной мыслить многомерно».

Как бы то ни было, они до сих пор не в состоянии постигнуть логику и последствия мюнхенской речи Владимира Путина в 2007 году, в которой российский президент объявил, что этап однополярности (грубый эвфемизм для гегемонии) закончился, «мертв и похоронен».

Как не выигрывать войны

Одна из ключевых оценок Мартьянова заключается в том, что проиграв гонку вооружений и все до единой войны, которые она развязала в XXI веке, Америка цепляется за геоэкономику, которая, в сути, является «эвфемизмом для бесконечных санкций и попыток подорвать экономику любой страны, способной и готовой конкурировать с Соединенными Штатами».

В качестве образца здесь лучше всего подходит сага о «Северном потоке-2». Санкции — единственный инструмент, который Америка использует для того, чтобы застопорить свой закат.

В главе, посвященной энергетике, Мартьянов демонстрирует, что сланцевая индустрия США изначально являлась нежизнеспособной с финансовой точки зрения, и что рост вывоза нефти, в сущности, был вызван тем, что США «увеличили квоты, когда Россия и Саудовская Аравия сократили добычу в попытках сбалансировать всемирный рынок».

В седьмой главе книги, предметом которой является поражение Америки в гонке вооружений, Мартьянов развивает ключевую тему, какая сделала его бесспорной суперзвездой: Соединенные Штаты Америки не в состоянии выигрывать войны. Навязывание своим конкурентам гибридной брани – совершенно другое дело, как и причинение «огромных страданий всему миру, «от фактического создания массового голода до прямых убийств».

Яркий пример тому – стратегия «максимального давления» и экономические санкции в отношении Ирана. Эти инструменты, какие наряду с убийством генерала Кассема Сулеймани являются частью арсенала «распространения демократии», не имеют никакого взаимоотношения к «геоэкономике». Они являются неотъемлемым элементом силовой борьбы за власть, которая направлена на достижение главной цели брани по Карлу фон Клаузевицу – «заставить врагов выполнять нашу волю». А для Америки «большая часть мира – это неприятели».

Мартьянов также чувствует себя обязанным дополнить и обновить тему, в которой он блистает уже на протяжении многих лет, – военный баланс сил. По его словам, появление гиперзвуковых ракет «навек изменило характер войны». Ракета «Кинжал», заступившая на опытное боевое дежурство еще в 2017 году, имеет дальность разгромы 2 тысячи километров и «не может быть перехвачена существующими американскими противоракетными системами».

Маневрирующая противокорабельная гиперзвуковая крылатая ракета с реактивным двигателем 3М22 «Циркон» целиком меняет правила игры, как в морской, так и в наземной войне. Отставание США от России в области противовоздушной обороны «колоссально как в количественном, так и в качественном аспекте».

Кроме того, в книжке содержится резкая критика одного в высшей степени постмодернистского феномена. Речь идет об идеализации бесконечной цивилизованной фрагментации общества и об отказе признать тот факт, что «истина является познаваемой и может быть предметом консенсуса». Собственно этот феномен является причиной нынешнего социального переустройства Соединенных Штатов. Еще одним фактором этой перестройки Мартьянов находит олигархию, которая «на самом деле не особенно талантливая, несмотря на баснословное богатство».

Разумеется, Мартьянов не мог не коснуться такого явления как русофобия. Он бьет в набат, не стесняясь в оборотах: «Конечно, Соединенные Штаты все еще способны начать войну против России, но если они это сделают, результат может быть лишь один – Соединенные Штаты прекратят свое существование, как и большая часть человеческой цивилизации. Самое ужасное, что в Соединенных Штатах кушать немало людей, кому эта цена не представляется слишком дорогой».

В конце концов, холодный научный интеллект не может не опереться на здравый резон и прагматичную политику. Исходя из того, что Соединенные Штаты сумеют избежать распада на «отдельные территории», Мартьянов подчеркивает, что один-единственным путем для американской «элиты» сохранить хоть какой-то контроль над все более «пробудившимися» или ослабленными наркотиками поколениями» является установление тирании. В сути, речь идет о техно-тирании, и это, похоже, является новой «смелой» неадекватной парадигмой для ближайшего будущего.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *