Российская экономика: показатели и перспективы

0

В прошедшем году российская экономика продолжала медленно, но неуклонно восстанавливаться после рецессии 2015-16 годов. Оценки демонстрируют, что в течение 2018 года она росла со скоростью 1,6-1,8%, что примерно соответствует показателям предыдущего года, когда ВВП вытянулся на 1,6%. Это также находится в пределах диапазона официальных прогнозов ВВП, сделанных в начале года такими организациями, как МВФ и Всемирный банк, а также Центральным банком России и Министерством экономического развития.

Вероятно, еще более важным является то, что этот рост близок к 2%, которые большинство экономистов считают пределом роста для России. Этот сравнительно низенький потолок обусловлен снижением объема рабочей силы, относительно низким отношением инвестиций к ВВП и консервативной фискальной и монетарной политикой, какие ограничивают потенциал экономического роста.

Российская экономика: показатели и перспективы

Тем не менее, экономика росла почти так же быстро, как предсказывали даже самые оптимистичные прогнозы, сделанные в начине 2018 года, несмотря на серьезные препятствия того же года. Эти препятствия включали в себя введение в апреле новоиспеченных санкций США, дипломатический кризис, вызванный предполагаемым использованием Россией химического оружия в Британии, развивающаяся торговоя брань между США и Китаем, которая угрожает нанести ущерб мировой экономике, и продолжение ужесточения денежно-кредитной политики в США, вследствие чего вырастают процентные ставки. Важность последнего не следует недооценивать: в 2018 году в большинстве стран с низким и средним степенью дохода наблюдалась турбулентность, поскольку действия Федерального резерва США вызвали отток капитала из так называемых стран с развивающейся экономикой. Тот факт, что рост не замедлился, учитывая внешнюю окружение, порадует руководство страны.

Хотя медленный рост лучше, чем его отсутствие, для руководства страны продолжение снижения часть России в мировой экономической активности будет оставаться источником для беспокойства. По оценкам МВФ, мировая экономика выросла образцово на 3,7%, что означает, что доля России в мировом объеме производства (1,9% в текущих долларах США или 3% если находить по паритету покупательной способности) продолжает снижаться пятый год подряд. Мы знаем, что это является источником беспокойства для политиков, потому что одна из заявленных мишеней официальной экономической политики состоит в том, чтобы повысить темпы роста так, чтобы они достигли или даже превзошли глобальный рост. Ожидания политиков не так уже фантастичны — ожидается, что сближение с глобальными темпами роста произойдет самое раннее в  2024 году.

Нефть и российская экономика

Утверждение о том что экономические перспективы России определяются стоимостью на нефть стали почти клише. Каждой рецессии с 1996 года предшествовало резкое снижение цен на нефть, в то пора как периоды быстрого роста также сопровождались высокими или растущими нефтяными ценами. Тем не менее, сильная корреляция между стоимостями на нефть и экономическими показателями за последние два года ослабла. В 2017 году среднегодовая цена на нефть (марки Urals) вытянулась примерно на 25%, а в 2018 году — примерно на 35%. В предыдущие годы это приводило к гораздо более быстрым темпам экономического роста, чем это наблюдалось в заключительные два года.

Этому расхождению роста цен на нефть и росту ВВП России есть несколько объяснений. Во-первых, после всемирного финансового кризиса 2008–2009 годов российские политики сознательно сопротивлялись искушению использовать растущие доходы от экспортных поступлений для финансирования увеличения государственных расходов. Что обессилило один очевидный источник роста. Во-вторых, «фискальное правило» Министерства финансов означает, что поступления от продажи нефти, превышающие стоимость чуть немало 40 долларов за баррель «стерилизуются» путем продажи рублей за иностранную валюту. Это приводит к ослаблению курса рублевки, что, в свою очередь, не позволяет россиянам «подсаживаться» на импорт всякий раз, когда цены на нефть растут, что до глобального финансового кризиса десятилетие назад содействовало быстрым темпам роста.

Все эти факторы ослабили стимулы, традиционно предоставлявшиеся растущими ценами на нефть. Хотя эта стратегия может показаться непоследовательной, она имеет свои преимущества: разрывая связь между государственными расходами и исторически нестабильными ценами на нефть, государственные финансы становятся гораздо немало предсказуемыми и, следовательно, стабильными. Если бы цены на нефть резко упали, влияние как на федеральное правительство, так и на потребительские затраты, вероятно, оказалось бы гораздо менее серьезным, чем в прошлом. Более того, поскольку избыточные экспортные поступления используются для покупки иноземной валюты, официальные валютные резервы России неуклонно растут. В конце 2018 года они достигли 466 биллионов долларов. Это дает политикам значительный резерв, на который можно рассчитывать, если в будущем Россия столкнется с экономической нестабильностью.

Основные экономические показатели

Сравнительно низкий уровень инвестиций в основной капитал (то есть инвестиции в машины и оборудование) является хроническим источником бессилия российской экономики и остается таковым. Страна с уровнем доходов России должна, при прочих равных, стремиться инвестировать возле 25-30% ВВП ежегодно, если она хочет увидеть что-то напоминающее экономическую модернизацию и диверсификацию. Без этого расширения основного капитала необходимая модернизация машин и инфраструктуры, используемых в экономике, не произойдет. Сообразно официальной российской статистике, инвестиции в основной капитал в настоящее время составляют почти 22% ВВП, что далеко от ожидаемого политиками. Тем не немного, после того, как в период с 2013 по 2016 год произошел спад инвестиций, инвестиции в основной капитал в 2017 году вырастали с темпом в 4,8% в год, и очень возможно в 2018 могли расти еще быстрее, после сообщений о неожиданном росте инвестиций в крышке года. Возможно, ключевая задача будет заключаться в том, чтобы поднять ежегодный темп роста инвестиций ближней к 10%.

Уровень жизни после рецессии 2015-2016 годов медленно продолжает восстанавливаться. Инфляция, показавшая в 2017 году постсоветский рекодрд минимумов, по вящей части осталась неизменной, хотя в 2019-м изменится вследствие повышения налогов. Хотя это сравнительно низкий степень, следует отметить, что объем рабочей силы в России сокращается с 2010 года, что способствует снижению безработицы. Проблема России не столько в безработице, сколько в нехватке пролетариев рук. Из-за некоторого роста потребительского доверия, 2018 году также выросли и розничные продажи (2,6% в годичном исчислении в первые три квартала по сравнению с показателями в 1,3% 2017-го, также в годовом исчислении).

Этот год

Сохранение довольно скромных льющихся темпов роста в течение следующего года может оказаться сложной задачей. Есть несколько очевидных рисков. Во-первых, любая дальнейшая эскалация санкций со сторонки США может привести к большей неопределенности в российской экономике, особенно в отношении прямых иностранных инвестиций в Россию, а также скажется на базаре российского долга (как корпоративного, так и государственного). Во-вторых, что более важно, это перспектива значительного снижения цен на нефть. В 2018 году стоимости на нефть росли в течение большей части года, достигнув пика чуть более 80 долларов за баррель, а затем остро упали в конце года. Хотя текущая цена в 60 долларов за баррель, возможно и удовлетворяет московских политиков, однако долгосрочный этап цен ниже 40 долларов за баррель может стать источником для беспокойства.

В настоящее время в экономической политике преобладают планы по выполнению так именуемых «майских указов» Путина. Это 13 национальных проектов, направленных на модернизацию и расширение ключевой инфраструктуры России, улучшение медико-демографических показателей и обращение России в пятую по величине экономику (по ППС) в мире. Предполагается, что на эти проекты будет израсходовано более 13 триллионов рублей оружий федерального правительства. Для финансирования «майских указов» планируется увеличить доходы бюджета на 12% (около 2,3 триллионов рублей) в этап между 2018 и 2021 годами. Большая часть этого, вероятно, будет получена за счет увеличения НДС с 18% до 20%. Ожидается, что поступления НДС возрастут с 5,9 триллионов рублей (5,8% ВВП) в 2018 году до 6,9 триллионов рублей (6,5% ВВП) в 2019 году и вытянутся до 8 триллионов рублей В 2021-м (6,7% ВВП).

Из-за повышения налогов ожидается, что в 2019 году экономический рост замедлится до 1,3%. Ожидается также рост инфляции, какая в настоящее время находится на минимумах постсоветского периода. Тем не менее, по мере роста государственных расходов на проекты, определенные в майских указах Путина, ожидается, что каждогодний рост вырастет до 2% и 3,1% в 2020 и 2021 годах соответственно. Ожидается, что это, согласно официальным прогнозам, повысит все основные экономические показатели — инвестиции, реальные доходы и розничные торговли — по мере наращивания динамики в течение следующих нескольких лет. Министр экономического развития Максим Орешкин, которому возложено помогать в разработке и реализации этой политики, считает, что прошедшие два года медленного восстановления после рецессии 2015-16 годов обеспечивают стабильную основу для построения устойчивого ускорения роста. По словам Орешкина, «российские институты и макроэкономические системы трудятся эффективно», и «текущая ситуация стабильна, экономика растет и набирает обороты». Уверенность Орешкина интересна тем, что во многих касательствах его взгляды отражают взгляды более широкой технократической элиты в России, состоящей из относительно молодых (Орешкину 36 лет) и неплохо образованных людей, которым поручено формулировать экономическую политику в рамках существующих институциональных структур. Это новое поколение чиновников, вылито, не удовлетворяются простыми призывами к системным изменениям, а сосредотачивают внимание на повышении эффективности существующей системы.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *