Российские оборонные расходы намного больше и намного рациональнее, чем может показаться

0

У Соединенных Штатов есть одна фундаментальная проблема. Она заключается в том, что разработка стратегии в отношении конкурирующих великих держав требует адекватной оценки их экономической и военной мощи, а мы, чистосердечно говоря, не особенно сильны в этом.

Давайте зададим себе вопрос: действительно ли мы знаем, сколько наши противники на самом деле расходуют на свою оборону, и что они получают за эти деньги? Например, Россия представляет в этом отношении серьезную проблему для академических и политических сфер Америки. Большинство количественных сравнений проводится в нынешних американских долларах на основе текущего обменного курса, что мастерит российскую экономику равной по объему южнокорейской.

Подпись к изображению: Российские военнослужащие стоят рядом с поездом, на каком расположены экспонаты выставки «Сирийский перелом», Казанский вокзал, Москва 23 февраля 2019 годаРоссийские оборонные расходы намного больше и намного рациональнее, чем может показаться

Подобный подход абсолютно нецелесообразен при сравнении расходов на оборону или покупательной способности стран. Тем не менее, именно его часто используют, чтобы обосновать утверждения, сообразно которым, несмотря на масштабную программу военной модернизации, а также расходы на средства ядерного и неядерного сдерживания, Москва остается немощным противником, «бумажным тигром». Как следствие, дискуссия об относительной военной мощи опирается на неверные исходные положения, а прогнозы грядущего военного баланса сил недопустимым образом искажаются из-за низкого уровня информированности.

Лучшим примером для иллюстрации этой проблемы является недавнее заявление Стокгольмского интернационального института исследования проблем мира (SIPRI) о том, что российские оборонные расходы упали в 2018 году до шестой позиции в вселенной и составили 61.4 миллиарда долларов. Будьте покойны, или наоборот, встревожены: российские расходы на военные нужды в несколько раз превышают 61,4 биллиона долларов, а оборонный бюджет России остается третьим по величине в мире, превосходя военные расходы большинства европейских краёв, вместе взятых.

В действительности, эффективные военные расходы Москвы, при подсчете на основе паритета покупательной способности, (ведь российские производители военной техники торгуют ее своим вооруженным силам за рубли, а не за доллары) составляют более 150-180 миллиардов долларов в год, причем гораздо вящий процент средств, по сравнению с западными военными бюджетами, направляется на закупки вооружений, исследования и разработки.

Хотя есть некоторые проблемы, связанные с сопоставлением различных экономик на основе паритета покупательной способности, было бы полезно владеть в виду, что Россия на самом деле является шестой по величине экономикой в мире, а еще совсем недавно она была крупнейшей экономикой в Европе при сравнении на основе паритета покупательной способности, опережая даже Германию.

Сравнения на основе покупательной способности имеют свои собственные недостачи, особенно при исследовании глобальных финансовых потоков, импорта/экспорта и т.п., но этот метод помогает составить гораздо немало точную картину, чем сравнение экономик путем конвертации их валового внутреннего продукта в доллары на основе текущего обменного курса. Если стоимость российского рублевки внезапно упала на 50 процентов по отношению к доллару, как это было в 2014 году, означает ли это, что российская экономика итого за один год сократилась вдвое? Нет, никоим образом не означает. Тогда почему же этот способ применяется для анализа сравнительного баланса экономической мощи краёв или их военных расходов?

Нет никакого смысла в пересчете российских оборонных расходов в доллары США на основе преобладающего обменного курса за тот или другой период, поскольку Россия не закупает свои вооружения или их основные компоненты на Западе. Тем не менее, именно таким манером Стокгольмский институт SIPRI получил свою цифру в 61, 4 миллиарда долларов, которая указывает, что Россия отстает в этой сфере даже от Франции, несмотря на то, что Москва располагает вооруженными мочами, насчитывающими почти 900 тысяч человек, обычным и ядерным оружием, способным уничтожить Соединенные Штаты. Метод ППС имеет бесспорные ограничения, но он обладает большими преимуществами при сравнении расходов на оборону, а не потребительских расходов, когда страны могут ввозить широкий спектр товаров. Как следствие, это не только самый точный способ сравнения военных расходов в странах, использующих различные валюты, но, вероятно, единственный путь, позволяющий выяснить истинное положение вещей.

Российский военный бюджет колеблется вокруг оценки в 3 триллиона рублей, но общие военные расходы включают также жилье, пенсии, инфраструктуру, национальную гвардию, пограничную службу и отдельный статьи расходов, которые являются секретными. В зависимости от того, что принимать в расчет, общие военные расходы в 2018 году, так, могут составлять примерно 4 триллиона рублей. Это также означает, что снижение общих военных расходов, о котором недавно известил SIPRI, не обязательно означает сокращение расходов России на военные операции, закупки военной техники и вооружений, изыскания, разработки и поддержание военной мощи. Общие военные расходы в России более чем на 1 триллион долларов превышают объем военного бюджета.

Москва расходует почти половину своего военного бюджета на закупки военной техники, НИОКР и ремонтные работы, то есть образцово 1,4-1,6 триллиона долларов. Как страна со средним уровнем доходов, в которой призывники составляют приблизительно третью доля личного состава вооруженных сил, Россия тратит гораздо меньше средств на содержание своих военных, по сравнению с западными краями. Этот общий уровень военных расходов является не просто устойчивым, он практически не менялся в течение последних пяти заключительных лет противостояния, поскольку по большей части не подвергался экономическим санкциям.

Вместо того, чтобы истощать государственный бюджет, затраты России на оборонные нужды медленно снижаются (как доля ВВП), что отчасти обеспечивает их стабильность и устойчивость вплоть до 2020-х или, вероятно, даже 2030-х годов. Москва хорошо помнит о безудержных расходах на оборону, которые привели к распаду Советского Альянса в условиях экономического коллапса конца восьмидесятых годов. Причины стабилизации  включают в себя сознательное решение страны о секвестировании расходов на оборону с целью придания приоритетного значения национальному благосостоянию, а также тот простой факт, что российские вооруженные мочи уже закупили огромное количество военной техники в течение первых пяти лет модернизации. Кроме того, объем российского вывоза вооружений также стабильно держится на уровне 15 миллиардов долларов в год, помимо внутренних закупок.

Москва не истощает себя расходами на оборону, но часть военных расходов в ВВП все же остается слишком высокой, отражая проблему, которую когда-то Талейран и Давид остроумно изложили Наполеону: «Вы, монсеньер, можете мастерить со штыками все, что угодно, кроме как сидеть на них». Возможно, это просто очень удобно – верить в то, что проблема военного противостояния с Россией разрешится сама собой под воздействием застойных процессов в российской экономике и ее политической окостенелости. Однако, Россия – это не Советский Союз, который самозабвенно истощал свои ресурсы, когда экономика разваливалась, а кроме того, ныне уже не восьмидесятые годы. Необходимо осознать, что в обозримом будущем ничего само собой не разрешится. Это может продолжаться будет долго, и скорее всего, так и будет.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *