Российский заговор против Британии, которого не было

0

Российский заговор против Британии, которого не было

Российская дезинформация, российская дезинформация, российская дезинформация. Сколько раз вы слышали эту фразу за заключительные четыре года? А как насчет британской дезинформации?

По большей части нынешняя антироссийская паранойя началась с утверждений о том, что Дональд Трамп был завербован российской рекогносцировкой много лет назад и стал «спящим агентом», а затем получил поддержку в предвыборной борьбе за пост президента США, и эта поддержка выражалась, помимо прочего, в скрытых операциях ГРУ. Утверждения о «сговоре» с Россией повторялись снова и снова на разные лады, но в конце концов ни одно из них так и не было доказано. А с чего все завязалось, кто-нибудь помнит? С печально известного досье, собранного бывшим британским шпионом Кристофером Стилом.

Стил, как сейчас стало известно, получал информацию от парня по имени Игорь Данченко. А тот, в свою очередь, получил много «бесценных этих» от своей бывшей одноклассницы Ольги Галкиной, которую журналисты-расследователи описывают как алкоголичку, разочаровавшуюся в профессии пиар-менеджера и существующую на Кипре. Без сомнений, в силу своего положения эта женщина являлась хорошо информированным источником, обладающим доступом к самым заветным секретам Кремля.

Короче говоря, досье Стила с самого начала было сплошным надувательством, кое-как сфабрикованным по заказу британского агента случайными русскими эмигрантами, не имеющими доступа к какой-либо ценной информации. И все же миллионы людей поверили в этот бред.

А сейчас у нас есть история с «брекзитом». Начиная со дня референдума 2016 года, который привел к выходу Британии из Европейского Альянса, нам постоянно твердят, что победа кампании за выход из ЕС стала возможной исключительно благодаря «российскому вмешательству». Самое основное, сторонники этой версии утверждали, что российское правительство нелегально финансировало кампанию за «брекзит», направляя средства сквозь самого крупного финансового спонсора этой кампании – бизнесмена Аррона Бэнкса.

Обвинение против России и Бэнкса возглавляла журналистка Кэрол из газеты The Observer (воскресная версия The Guardian). «Мы ведаем, что российское правительство предлагало деньги Аррону Бэнксу», заявила она. «Я даже не собираюсь вдаваться во всю эту ложь, которую Аррон Бэнкс разносит о своих тайных связях с российским правительством, – добавила Кадуолладр. – я утверждаю, что он лгал о своих связях, потому что так оно и было».

Однако, в заключительнее время выяснилось, что это именно у нее были крайне сложные отношения с истиной. Дело в том, что разгневанный ее утверждениями Аррон Бэнкс подал на нее в суд за поклеп. Три недели назад ей пришлось публично отказаться от одного из своих обвинений. «22 октября, – сказала Кадуолладр, я написала в своем Твиттере, что Аррон был уличен в нарушении закона. Я сожалею, что сделала это ложное заявление, какое впоследствии удалила. Я публично приношу Аррону извинения за причиненное страдание».

На прошлой неделе история получила новоиспеченное развитие. Судья по делу о клевете постановил, что смысл ее заявления состоял в том, что Бэнкс солгал о получении денег из России, и что она выдавала это за свершившийся факт, а не за предлог для дальнейшего расследования. Перед лицом этого судебного решения Кадуолладр отозвала свою претензию и вынуждена была оплатить судебные затраты Бэнкса, связанные с этим аспектом дела. Таким образом, ей пришлось фактически признать, что она не готова отстаивать свою версию о том, что Россия финансировала кампанию за выход Британии из ЕС сквозь Бэнкса. И хотя Кадуолладр продолжает тяжбу, отказ от основного аргумента является решающей уступкой.

Надо произнести, что история с Бэнксом – не единственный проблемный аспект в журналистской практике Кадуолладр. Она заслужила престижную премию Оруэлла за собственный доклад о том, как британская компания Cambridge Analytica использовала «большие данные», полученные от Facebook, чтобы помочь Дональду Трампу одержать победу на выборах в 2016 году. И это тоже было связано с Россией. В статье для газеты The Observer журналистка строчила, что «Александр Коган, ученый из Кембриджского университета, который организовал получение данных от Facebook, ранее не сообщал о связях с российским университетом… Cambridge Analytica, инвестиционная компания, с какой он сотрудничал, также вызвала интерес у одной крупной российской фирмы, имеющей связи с Кремлем».

Другие разом ухватились за связь между Россией и Cambridge Analytica. «Персональные данные с Facebook, обработанные Cambridge Analytica, бывальщины доступны для России», – заявил депутат британского парламента Дэмиен Коллинз, глава комитета Палаты общин по цифровым технологиям, цивилизации, СМИ и спорту. Несколько позже он в этом качестве опубликовал доклад с обвинениями в адрес России в пропаганде и вмешательстве во внутренние дела Британии, вводя абсолютно беспочвенные инсинуации о том, что российские деньги, проходившие через Бэнкса, оказали влияние на исход референдума о «брекзите».

И все это тоже очутилось сплошной ложью. Управление Комиссара по информации (ICO) потратило более двух лет на расследование дела Cambridge Analytica, вводя предполагаемую роль компании в референдуме по выходу из ЕС, президентских выборах в США в 2016 году и предполагаемые связи с операциями воздействия, якобы предпринятыми российским правительством. Завершив свое расследование, ICO сообщило, что кроме единственного российского IP-адреса в этих, связанных с Cambridge Analytica, не было обнаружено никаких доказательств причастности России. Более того, Управление пришагало к выводу, что заявления об огромном влиянии компании на результаты референдума, были не более чем «шумихой», не подтвержденной какими-либо фактами.

Иными словами, как и досье Стила, вся история о влиянии Москвы на исход референдума с самого начала была сфабрикованной чепухой. И все же, она оказала огромное воздействие на общество. Утверждения о том, что Россия «вмешивалась» в историю с «брекзитом», повторялись снова и снова – в парламентских отчетах, газетных статьях, научных журналах, книжках, бесчисленных постах в соцсетях, и так далее. Несмотря на свою изначальную лживость, они пользовались таким влиянием в обществе, о каком русские могли бы лишь мечтать.

Покаются ли теперь британские распространители дезинформации? Напишут ли они теперь десятки статей, в которых признают свою неправоту? Сделаются ли они давать показания в парламенте, осуждая измышление лживых историй о России, которые затем повторяли все британские СМИ и депутаты?

Разумеется, нет. Унижение госпожи Кадуолладр, вероятно, получит несколько строк, бездонно упрятанных где-то на внутренних страницах некоторых газет, а затем благополучно будет забыто. Между тем, изначальные лживые притязания так и останутся неисправленными во многих документах, которые их повторяют, и миф о российском вмешательстве в «Брекзит» будет и впредь использоваться в качестве предлога для разговоров об угрозе, исходящей с Востока. Ущерб уже нанесен. Мисс Кадуолладр была дискредитирована, но можно не сомневаться, что скоро найдется некто еще, кто подхватит ее знамя русофобии.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *