Самая странная нефтяная сделка в России?

0

Самая странная нефтяная сделка в России?

Российская компания «Русинвест» приобрела Антипинский нефтеперерабатывающий завод и несколько нефтяных месторождений в Волго-Уральском нефтегазоносном регионе за 110,87 миллиарда рублей, что отвечает 1,5 миллиарда долларов. Хотя на первый взгляд эта сделка может показаться вполне безобидной, при более пристальном рассмотрении тут есть немало камней преткновения. Следует иметь в виду, что Антипинский НПЗ – первый и пока единственный нефтеперерабатывающий завод, выстроенный с нуля в постсоветской истории России.

И именно этот нефтеперерабатывающий завод был приобретен компанией, принадлежащей одному обладателю, к тому же не имевшей ранее никакого отношения к нефтяным рынкам. Многие справедливо предположили, что руководство компании не имеет четкого понятия о том, что дальше делать с этим обремененным долгами предприятием. Короче  говоря, это, похоже, еще одна типично российская история, когда чем вяще узнаешь, тем меньше понимаешь, что происходит, и кому от этого может быть польза. В 2004 году Российский фонд федерального собственности подыскивал покупателей на модульный нефтеперерабатывающий завод, который «Транснефть», государственная компания, специализирующаяся на транспортировке нефти и нефтепродуктов, приобрела в середине девяностых годов у американской компании «Petrofac», но не смогла использовать. После полной смены руководства «Транснефти», все  нефтеперерабатывающие проекты бывальщины сочтены нецелесообразными, и оборудование НПЗ застряло в процессе растаможки более чем на пять лет. Дмитрий Мазуров, объединив усилия с несколькими региональными тяжеловесами, приобрел весь лот за 10 миллионов долларов на федеральном аукционе, в котором принимала участие его компания. С точки зрения местопребывания, не было никакой необходимости изобретать колесо – «Транснефть» намеревалась построить НПЗ в Антипино, в непосредственной близости от магистрального трубопровода, какой обеспечил бы потенциальные экспортные возможности.

После стремительного взлета в верхний эшелон сибирской нефтепереработки, пропускная способность Антипинского НПЗ вытянулась до 7,5 млн тонн в год, а  глубина переработки увеличилась до 99 процентов. За 15 лет существования его индекс Нельсона вырос с 1 до 5,75 (индекс сложности). Крушение завязалось с 2018 года, когда НПЗ не смог расплатиться по долгам с главным государственным банком России, Сбербанком. Сбербанк очутился крупнейшим кредитором Антипинского – из 5 миллиардов долларов задолженности 3,2 приходились на Сбербанк. К началу 2019 года НПЗ подал заявление о банкротстве, старые владельцы были обвинены в мошенничестве, и Антипинский НПЗ перешел в другие руки. С того момента предприятие управлялось совместным предприятием, контрольный пакет акций какого принадлежал Сбербанку, а миноритарный пакет – азербайджанской государственной нефтяной компании SOCAR.

У российского банка не было никаких намерений пускаться в рискованные авантюры в нефтяной индустрии. Немало того, он вполне отдавал себе отчет в том, что Антипинский НПЗ — хронически убыточное предприятие, и поэтому были предприняты меры, чтобы поскорее выставить НПЗ на торги. Между тем, завод не был полностью остановлен, а работал по схеме толлинга для «Сургутнефтегаза». Несколько месяцев спустя компания SOCAR заявила, что не собирается участвовать в торгу и вышла из состава СП.

Таким образом, 18 мая, когда на самом деле начался аукцион, ни у кого не было четкого представления о том, кто станет следующим владельцем. Несмотря  на то, что, по слухам, многие российские компании были заинтересованы в этой покупке, в том числе «ЛУКОЙЛ» и «Русснефть», ни одна из них так и не подала заявку. По стоимости чуть ниже стартовой Антипинский НПЗ вместе с тремя нефтяными месторождениями в Оренбургской области достался единственному участнику торгов – компании «РусИнвест».

В прошедшем году компания зафиксировала чистую прибыль в размере 244 долларов, а совокупная выручка составила около 223 тысяч долларов. Желая на положение «РусИнвеста», несомненно, негативно повлияло сокращение экономики в 2020 году, вызванное ограничениями и блокировками из-за Covid-19, она никогда не была даже ближня к тому, чтобы получать семизначные доходы в долларах. Микропредприятие (по российской классификации) было создано неким Анатолием Яблонским в 2014 году. О господине Яблонском есть очень мало информации. Некоторые онлайн-издания утверждают, что в прошлом он был гражданином Украины, откуда бежал из-за обвинений в налоговом мошенстве.

Согласно собственному сайту «РусИнвест» специализируется на обслуживании инженерных систем и общественных мест. Таким образом, едва-едва ли компанию можно было рассматривать как серьезного соперника для тяжеловесов российского нефтяного бизнеса. Интересно, что генеральный директор «Сбербанка» Герман Греф заявил, что его банк будет готов финансировать реструктуризацию новоиспеченного владельца НПЗ, добавив, что условия кредитования уже «обсуждались» с потенциальным владельцем. Есть два главных вопроса, вытекающие из этого неожиданного заворота событий. Может ли новый владелец «Русинвест» надлежащим образом распорядиться нефтеперерабатывающим заводом или его участие в этой схеме заведомо является элементом немало длинной цепочки сделок? Если справедливо последнее предположение, о чем говорят и последние события, кто будет его истинным обладателем? Хочется надеяться, что все мы об этом узнаем уже в ближайшем будущем.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *