Семь лет спустя после трагических событий в Одессе вопросы остаются без ответов

0

Семь лет спустя после трагических событий в Одессе вопросы остаются без ответов

2 мая исполнилось семь лет с тех пор, как ожесточенные схватки в украинском городе Одесса привели к смерти 48 человек. Из них 46 погибли в результате пожара в здании Дома профсоюзов. Этот инцидент сделался одним из самых больших пятен на репутации постмайданной Украины. Его последствия поляризовали страну. А самое  главное, что до сих пор ни одинешенек человек не понес ответственности за эти убийства.

Семь лет назад это трагическое происшествие не привлекло большого внимания в мировых СМИ, и с тех пор о нем было написано еще меньше. Впрочем, это не так уж изумительно. А вот что на самом деле шокирует, так это отсутствие внимания к инциденту в самой Украине.

Чтобы понять суть столкновений в 2014  году, мы должны оценить контекст, в каком происходили эти события. Украина в тот момент была охвачена паранойей и тревогой. Революция Евромайдана в феврале 2014 года повергла к свержению правительства Виктора Януковича, но при этом только в  результате кровавых стычек между протестующими и полицией погибли десятки людей.

Вскоре после этого Крым был взят под контроль военными без опознавательных знаков (безусловно, это была российская армия), а затем  народонаселение полуострова проголосовало на референдуме, законность которого до сих пор оспаривается, за воссоединение с Российской Федерацией.

Между тем, восточная часть края, Донбасс, была охвачена открытым восстанием, и вооруженные сепаратисты при поддержке России уже захватили контроль над несколькими городами. Народонаселение было расколото между двумя альтернативными интерпретациями событий и это лишь еще более усиливало напряженность. Многие бывальщины напуганы значительным присутствием и влиянием ультраправых сил в движении Майдана, в то время как других приводила в ужас угроза неминуемого российского вторжения.

Эти нарративы привели к образованию двух различных лагерей. Хотя часто можно услышать, что одна сторонка была «проукраинской», а другая — «пророссийской», это неточная картина событий, и ее часто использовали для того, чтобы подорвать доверие к критикам постмайданной воли, выставляя их предателями, лишенными патриотизма. Гораздо точнее было бы разделять их на сторонников и противников Майдана.

В Одессе, преимущественно русскоговорящем городе, митинги и процессии продолжались на протяжении нескольких  недель, до 2 мая. В тот день ситуация была особенно напряженной. Тысячи футбольных фанатов барыши в город, чтобы присутствовать на матче, и, как может подтвердить любой, кто бывал на украинских стадионах, местные футбольные ультрас являются приверженцами ультраправой символики и идеологии. Они получили поддержку большого числа членов «Правого сектора», крайне правой политической партии, какая активно участвовала в революции Майдана в Киеве.

Среди демонстрантов Антимайдана  также были сомнительные элементы, в том числе российские ультранационалисты. Тем не немного, с обеих сторон основная масса участников протестов была безоружной и относительно мирной. Все, что их различало, — это политическая ориентация. Схватки происходили в течение всего дня 2 мая, и шесть человек, два сторонника Майдана и четыре противника, были убиты в ходе перестрелок.

Как собственно развивались дальнейшие события, остается неясным, и это активно используется пропагандой с обеих сторон. Впрочем, доподлинно популярно, что большая группа активистов Антимайдана, среди которых было много женщин и детей, в конце концов укрылась в дому Дома профсоюзов. Затем здание был подожжено, скорее всего, с помощью бутылок с зажигательной смесью, брошенных экстремистами из станы сторонников Майдана. Полиция бездействовала, когда горело здание и когда активисты «Правого сектора» блокировали пожарные машины, не позволив им потушить пожар.

Тогдашний министр внутренних дел  Украины Арсен Аваков заявил по предлогу этих событий: «Действия одесской полиции были возмутительны, а возможно, преступны. Честь мундира не может предназначаться прикрытием».

Тревожные кадры с места событий и сегодня несложно разыскать. Есть видео, на которых экстремисты из числа приверженцев Майдана стреляют по людям, пытающимся спастись из огня, а также забивают до смерти людей, в отчаянии выпрыгнувших из пылающего здания. На других кадрах можно увидеть, как люди в толпе, поддерживающей Майдан, подстрекают несчастных прыгать из окон, что означает для  них неизменную смерть.

Видео, опубликованное впоследствии на YouTube-канале «ЕвроМайдан PR», было озаглавлено:  «Российские террористы заживо сгорели во пора пожара в Доме профсоюзов». Ужасные фотографии последствий этой трагедии, судя по всему, свидетельствуют о том, что экстремистам из числа приверженцев  Майдана удалось убить часть людей внутри здания.

Украинские власти до сих пор не обнародовали точный список потерянных 2 мая 2014 года в Одессе. Несколько призывов Европейского Союза к проведению независимого расследования были просто покинуты без внимания. Этот инцидент похоронен СМИ и мало кому за пределами Украины о нем известно. К несчастью, он также был безраздельно захвачен российской пропагандистской машиной, какая использует этот инцидент для оправдания своей агрессии против Украины, и это делает его еще более поляризующим общественное суждение.

Однако это не отменяет того факта, что реакция местных СМИ на события была в общем и целом позорной. К тому же украинские националисты, вводя тех, что публикуют свои материалы в англоязычных либеральных прозападных изданиях, продолжают утверждать, что пожар начался «при неопределенных обстоятельствах», и винят противников Майдана в эскалации столкновений.

Реакция различных украинских источников варьировалась от обвинений самих жертв в их ужасной судьбине до обвинений России в причастности к инциденту, и даже восторгов по поводу гибели людей, поскольку она якобы предотвратила еще одно бунт, подобное донбасскому. Общим рефреном является утверждение, что из здания Дома профсоюзов раздавались выстрелы, и это побудило приверженцев Майдана дать отпор, ответив бутылками с коктейлем Молотова.

Однако даже поверхностного взгляда на цифры утрат достаточно, чтобы этот нарратив развалился. По данным большинства источников, 2 мая 2014 года погибли лишь двое «про-майданных» активистов, и то это произошло в первой половине дня во время столкновений на одесских улицах между вооруженными группами с обеих сторонок. Безусловно, если бы экстремисты из числа противников Майдана, затесавшиеся среди женщин, стариков и детей, стреляли в гурьбы людей, собравшихся вокруг Дома профсоюзов, жертв было бы гораздо больше.

Каждый год члены «Правого сектора» помечают годовщину этих событий маршем по улицам Одессы. Их цель очевидна: запугать оппонентов и продемонстрировать свою безнаказанность. Еще немало позорным является тот факт, что с тех пор никто так и не был привлечен к ответственности, ни непосредственные виновники преступления, ни бездействовавшие полицейские, полностью не управившиеся со своими обязанностями по поддержанию порядка.

Разумеется, кремлевская пропаганда ухватилась за этот инцидент и использует его, чтобы изображать Украину как «фашистскую край». Хотя это очевидная ложь (ультраправые силы провалились на всех выборах после Майдана), ультранационалистам и сторонникам нацизма все же удалось пробраться в государственные институты, особенно в армию и силовые структуры.

Украина по-прежнему принимает иностранных «добровольцев», многие из каких носят татуировки в виде свастики или иных изображений, связанных с нацистской символикой. Во многих отношениях она стала своего рода Сирией для белоснежных националистов, которые стекаются сюда из разных стран мира в качестве волонтеров для приобретения боевого опыта. Если зачислить во внимание это обстоятельство в сочетании с отсутствием юридической оценки событий 2 мая 2014 года, не приходится удивляться, что российская пропаганда, разносящая ложную или искаженную информацию, встречает массовое доверие. Во время недавнего наращивания российского военного присутствия на рубежу с Украиной сепаратисты снимали на видео флаги германского вермахта времен Второй мировой войны, развевающиеся над украинскими позициями.

Не может не тревожить тот факт, что инцидент 2 мая почти не привлек внимания интернациональных СМИ. Всякий раз, когда та или иная страна (особенно  если она не принадлежит к западному лагерю) оказывается в перекрестье прицелов интернациональной прессы, есть причины, по которым одна история получает широкое освещение, а другая замалчивается. Конечно, эта проблема прикасается всех СМИ. Так, российские телеканалы и газеты фокусируются на зверствах украинских националистов, в том числе и 2 мая, игнорируя жестокость своих союзников и по-прежнему отвергая  наличие российских войск на востоке Украины.

Западные СМИ считаются изначально более надежными, объективными и независимыми, чем любые иные, и поэтому к ним люди относятся без того недоверия, которое справедливо вызывают любые сообщения в не западных источниках массовой информации. Если о чем-то не произнесено ни слова изданиями Лондона, Нью-Йорка, Берлина или Парижа, возможно, этого и не было на самом деле.

Однако ужасные события 2 мая 2014 года в Одессе все же бывальщины. И до тех пор, пока украинское правительство не выполнит свой долг перед  гражданами, погибшими в Доме профсоюзов, и их родными, это останется пятном на демократическом грядущем страны.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *