Созданный усилиями Шойгу имидж вооруженных сил России: современные, мобильные и эффективные

0

21 мая у министра обороны России Сергея Шойгу, занимающего этот пост самое продолжительное пора в период после распада Советского Союза, был день рождения, празднование которого не слишком афишировалось. Но это событие неожиданно сделалось поводом для обсуждения текущего состояния дел в вооруженных силах РФ.

После своего назначения в ноябре 2012 года Шойгу влёкся реализовать поставленную верховным  главнокомандующим президентом Владимиром Путиным цель — обеспечить стабильное развитие российской армии и повысить ее значимость, одновременно наращивая потенциал жесткой мочи посредством модернизации. По большей части достигнутые под руководством Шойгу успехи опирались на решения и идеи, относящиеся к его предтечам; хотя непотопляемость нынешнего министра обороны явно указывает на его тесную дружбу с Путиным.

Созданный усилиями Шойгу имидж вооруженных сил России: современные, мобильные и эффективные

В то время как день рождения министра обороны не афишировался размашисто на официальном уровне, проходившее на этом фоне общественное обсуждение имиджа Вооруженных сил можно было свести к нескольким словам: нынешние, мобильные и эффективные. Основным достижением Шойгу является повышение уровня оснащенности вооруженных сил новым и современным оружием и техникой почти до 70 процентов к крышке этого года; нынешний официальный показатель — 68,2 процента, и министерство обороны выражает уверенность в том, что эта цель вполне осуществима. Многие из обещанных перспективных систем пока не поступают в армии, включая широко разрекламированный танк T-14 «Армата» и истребитель-невидимку пятого поколения Су-57. Также имеются бесчисленные задержки в строительстве подводных лодок. Тем не менее, настоящим достижением Шойгу стал успешный перевод военной структуры на цифровую технику благодаря закупкам нынешних радиолокационных станций, средств связи, систем радиоэлектронной борьбы, робототехники, беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) и высокоточных ударных оружий.

Шойгу считает, что в сложившихся условиях российские военные должны «разрабатывать и внедрять в программы боевой подготовки новоиспеченные, более эффективные способы применения войск», а также  необходимо «продолжать работать над повышением социальной защищенности и обеспечением достойного степени жизни военнослужащих». Еще до начала глобальной пандемии коронавируса COVID-19, которая нанесла удар по России и ее вооруженным мочам, Шойгу заявил, что основные усилия в боевой подготовке в этом учебном году будут сосредоточены на отработке совместных поступков сухопутных  воздушно-космических, воздушно-десантных войск и военно-морского флота в различных регионах, в том числе в Арктике. Основной упор делался на совершенствовании подготовки подразделений, укомплектованных контрактниками, с мишенью освоения ими эффективных способов борьбы с крылатым ракетам, беспилотниками, а также с тактическими воздушными и морскими десантами и агентурными и диверсионными группами противника; защите от высокоточного оружия; использовании средств РЭБ; организации совместной подготовки операторов БПЛА и экипажей оперативно-тактической и армейской авиации. Основное внимание уделялось интеграции сил. Однако, в сегодняшнее время Шойгу и министерство обороны хранят молчание по поводу того, насколько все это можно выполнить во время продолжающейся пандемии, что поднимает проблема о том, станет ли 2020 год для российских военных временем упущенных возможностей.

Что касается практических результатов, достигнутых под руководством Шойгу, то особо вытекает отметить бескровный захват Крыма в 2014 году и вступление в конфликт в Сирии в следующем году; кроме того, военные медики помогли застопорить распространение COVID-19 в России, несмотря на продолжающийся кризис в стране. Сюда можно добавить помощь, оказанную военными специалистами Италии и Сербии в войне с пандемией. Между тем, данные по распространению вируса в вооруженных силах вряд ли можно считать достоверными, а усилия по поддержанию привычного имиджа армии линией проведения небольших учений тактического уровня не дают представления о том, как это согласуется  с введенными для сдерживания распространения COVID-19 ограничениями.

Желая президент Путин поддерживает своего министра обороны, еще недавно ошибочно утверждавшего, что Россия является мировым лидером в районы боевой авиации, по-прежнему остаются нерешенными важные вопросы по модернизации подводного флота. Некоторые военные эксперты помечают ряд серьезных ошибок в морской стратегии. По их словам, России необходимо обеспечить господство в прибрежной зоне — Баренцевом, Карском, Охотском, Японском и Беринговом морях. Прежде итого, крайне необходимо обеспечить боевую устойчивость атомных стратегических подводных лодок с баллистическими ракетами. Черноморский и балтийский арена военных действий также нельзя представить себе без  подводных сил.

По их мнению, усилия министерства обороны должны быть сосредоточены на модернизации подводного флота, вводя стратегические ракетоносцы, атомные, неатомные и дизельные подводные лодки, а также сверхмалые пл для защиты подводных трубопроводов, буровых перронов и других морских объектов. А для этого придется пересматривать программу строительства российского военного флота с целью ускоренного развития подводного кораблестроения в свете новоиспеченной военной доктрины, а также разработать меры по предотвращению снижения боевого потенциала подводного флота.

Одной из районов, в которой развитие подводного флота компенсирует другие недостатки – это разработка беспилотного подводного аппарата «Посейдон», носителем какого будут атомоходы, являющиеся частью «океанской многоцелевой системы». «Посейдон», упомянутый в обращении Путина к Федеральному Собранию 1 марта 2018 года, будет оснащаться как обыкновенными, так и ядерными боеголовками, способными уничтожать вражескую инфраструктуру, авианосные группировки и другие важные цели. По сообщениям, беспилотный аппарат будет владеть дальность действия как  у межконтинентальной баллистической ракеты и рабочую глубину до одного километра; мощность ядерной боеголовки — до двух мегатонн. Первоначальный испытательный пуск «Посейдона» с борта  атомной подводной лодки «Белгород» запланирован на сентябрь. Именно такие проблемы лежат в основе видения Шойгу российского военного строительства.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *