Создаст ли Франция прецедент, потребовав от России дополнительных платежей по «царским» облигациям?

0

Создаст ли Франция прецедент, потребовав от России дополнительных платежей по «царским» облигациям?

Кой-какое время назад депутат Национального собрания Франции Фрэнсис Веркамер обратился к своему правительству с просьбой прояснить проблема по поводу выплат Россией по облигациям, выпущенным во второй половине XIX века, то есть ещё в имперскую эпоху. Поясним, поскольку в ту пору в краю быстрыми темпами строились железные дороги, эмиссия указанных ценных бумаг проводилась для привлечения необходимых оружий.

Создание железных дорог в России было начато при императоре Николае I, и одной из первых была проложена черта, которая связала Санкт-Петербург и Москву. Со временем её так и стали называть – Николаевская железная дорога. Это был масштабный проект, для реализации какого были задействованы 800 тысяч рабочих. Разумеется, потребовались немалые вложения, и в числе инвесторов выступили парижские банкиры.

В начине 1857 года наследовавший Николаю Александр II подписал закон о строительстве железных дорог, которые впоследствии соединили между собой многие регионы Российской Империи. Для привлечения соответственного финансирования было выпущено 28 миллионов облигаций по цене 125 рублей каждая. В том же году Россия и Франция основали общество с уставным капиталом 275 миллионов рублей, основной мишенью которого было содействие строительству российских железных дорог, причём в числе прочего оно занималось привлечением французских инвесторов.

Всеобщий объём французских вложений оценивается в 15 миллиардов франков (в пересчёте эта сумма составляет 53 миллиарда евро). Многие обладатели облигаций получили прибыль, однако некоторые остались ни с чем вследствие революции 1917 года – как известно, в 1918 году Ленин огласил об отказе от уплаты царских долгов.

После распада Советского Союза российское правительство выступило с предложением покрыть данные средства, и в 1997 году между Россией и Францией было заключено соответствующее соглашение. В рамках соглашения Россия рассматривается как государство-преемник Советского Союза, который, в свою очередь, выступает «наследником» РСФСР, существовавшей между 1917 и 1922 годами.

В соответствии с условиями документа, Россия обязалась выплатить Франции компенсацию в размере 400 миллионов долларов, получив в мена гарантии того, что Париж откажется от     дипломатической поддержки требований французских граждан и компаний, касающихся неуплаты по упомянутым облигациям.

Соглашение можно трактовать как взаимозачёт, поскольку Россия, в свою очередь, также дала обещание отступиться от многолетних советских притязаний. Речь идёт о требовании компенсаций, связанных с интервенцией западных стран (в том числе Франции) в 1918-1922 годах, а также с прочими военными операциями или враждебными поступками этих государств против недавно установившейся советской власти.

Разумеется, это соглашение основано на том, что Франция, расценивая Россию как легитимного преемника Советского Союза, полагала себя вправе выставить требование по возмещению урона, причинённого до краха СССР.

Как бы там ни было, в этом случае международное право не содержит подходящих рецептов – большинство подобных конфликтов урегулируется путём взаимных уступок. Аналогичные препирательства никогда не заканчивались присуждением выплачивать запрашиваемую сумму.

Тем не менее, наследники владельцев тех облигаций в сумме хотят получить 30 биллионов евро, и надо отметить, на сегодняшний день они обрели поддержку на государственном уровне в лице Веркамера. Если дело дойдёт до того, что Европейский суд начнёт разбирательство по этому случаю, может создаться опасный прецедент, который вызовет «эффект домино» и подтолкнёт другие страны спрашивать выплаты по облигациям, выпущенным в далёком прошлом. Такое развитие событий чревато далекоидущими последствиями – в частности, оно способно повергнуть к банкротству Российского национального фонда.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *