Стефан Карганович: Нас ждёт век России?

0

Стефан Карганович: Нас ждёт век России?

В своей заслуживающей внимания статье  российско-американский публицист Дмитрий Орлов выставляет нелепый на первый взгляд аргумент , но в нём гораздо больше смысла, чем может показаться.

Орлов, в сущности, утверждает, что укорять русских в том, что они не освоили применение так называемой мягкой силы, неправильно. И что в арсенале России  широко разрекламированные ультрасовременные вооружения — не самое мощное оружие, Причём это оружие не является секретом и отворено для всеобщего обозрения и, наверное, хотел бы он добавить, для восхищения.

Это оружие, по словам Орлова — демонстративное и магнетическое обаяние нормальности, что мастерит Россию притягательной для многочисленных граждан бывшего «свободного мира», которые начали ненавидеть деградацию Запада, где они ощущают себя в ловушке. Они ищут общество с альтернативным устройством, в котором активно утверждаются и продвигаются приличия и традиционные ценности.

«Это мир, в какой хотят сбежать всё больше и больше людей на Западе – оставляя позади пейзаж, раскуроченный левым вандализмом — принуждаемые каяться за принадлежность к определённой расе, или за то, что они осмеливаются выдыхать углекислый газ… Они не желают подчиняться нечестивой инквизиции, наказывающей тех, кто не испытывает энтузиазма и не поддерживает сексуальные извращения, позволение традиционной семьи и промывание мозгов молодёжи. Даже если они не могут сбежать, они могут найти утешение, ведая, что есть в мире более нормальная и менее искажённая реальность, и могут втайне испытывать к ней симпатию».

Гипотеза Орлова звучит тем поразительнее, чем бездоннее размышляешь о сути его утверждения, вместо того, чем сосредоточиться на подтверждающих примерах, которые он приводит. Возможно, на Западе с промытыми мозгами ещё и нет гурьбы сочувствующих, поддерживающих возрождающуюся традиционную Россию, но осознание того, что моральная идентичность времён холодной войны в порядочной степени изменилась, ощутимо растёт. Как минимум, в широко распространённом восприятии «свободный мир» находится уже не там, где, как недавнего времени находили почти все, он был прежде – ни в географическом, ни в культурном отношении.

Изучение западных СМИ красноречиво показывает, почему большие слои народонаселения охвачены стремлением к нормальной жизни. Примеры безумия разбросаны по культурному ландшафту умирающего Запада. Они слишком бесчисленны и известны  – достаточно прочитать любую сводку новостей.

Ещё одна характерная черта сегодняшнего Запада – процветание поклонения смерти. Подчёркивает это и недавняя директива Европейской комиссии, «об инклюзивном общении», рекомендующей не использовать слово «Рождество» (то кушать рождение Спасителя),  заменив его на нейтральное «период праздников», а христианские имена Мария и Иоанн на «инклюзивные» альтернативы – Малика и Хулио.

Это итого лишь один из  образцов полного безумия, которое свирепствует сегодня в западном мире.

Но вернемся к Дмитрию Орлову. Он ратифицирует: «что делает эту трансформацию особенно примечательной, так это то, что десять лет назад в России практически не существовало мягкой силы. В то время малочисленная, но шумная оппозиция в центре Москвы скандировала «Нам нужна другая Россия!». Но теперь сотни миллионов французов, немцев, янки, и жителей других стран Запада скандируют лозунги, суть которых сводится к лозунгу «Нам нужен другой Закат!». К ужасу своих политических элит, они смотрят на Россию – крайне неполиткорректную страну — с тоской, восторгом и чаянием.

Орлов предсказывает, что чем сильнее будет свирепствовать пандемия «пробудившегося» безумия, тем сильнее будет притягательность России. «Когда этот пожар массового безумия решительно превратит всё в пепелище, именно у России сохранится цивилизационный семенной фонд, с помощью которого можно будет наново оплодотворить опустошенный пейзаж западной культуры».

Ничего особо оригинального здесь нет, но стоит повторить ещё раз.

Гениальные русские мыслители XIX столетия, в том числе Достоевский, уже предвидели, что перед Концом последнее слово будет за Россией.

«Между тем, — пишет Орлов, — уже надвигается начало русского века». И дальше он говорит о том, как использует мягкую силу Путин, о его мастерстве применять в политике принципы дзюдо, заставляя противника направлять собственную мочь против самого себя. В каждой стране, которую либералы пытаются переформатировать по своему вкусу, Россия самодействующи приобретает миллионы поклонников, заставляя любую возможную геополитическую конфронтацию с Россией отходить на задний план перед нейтрализующей силою великой общности традиционных ценностей. Оставаясь пассивной и ничем не рискуя, Россия получила множество способов поворотить геополитическую ситуацию в свою пользу».

И основная точка зрения Орлова до сих пор убедительно подтверждается множеством эмпирических этих.

Как уже в свое время заметил пророчески проницательный Достоевский, Европа («Запад») была уже тогда не более чем «самым дорогостоящим из кладбищ». Несмотря на неравномерность нынешнего возрождения России, проникнутую её традиционными ценностями и, что наиболее важно, идеализмом, уравновешиваемом здравым резоном её чрезвычайно талантливого народа, она неизбежно станет одним из основных цивилизационных полюсов формирующегося многополярного мира, где, как неизменно отмечает Орлов, культурная привлекательность будет играть гораздо более важную роль, чем грубая военная мочь.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *