Восстановление экономики России ускоряется

0

Восстановление экономики России ускоряется

Прогноз по росту ВВП России: в 2021 г. 3.2%, а после за 3.2% и 2.3% в 2022 г. и 2.3% в 2023 г., соответственно, по данным последнего отчёта Всемирного банка по экономике России (выпуск 45). Восстановление глобальной экономики, немало высокие цены на нефть и мягкая кредитно-денежная политика в 2021 г., как ожидается, будут способствовать восстановлению, за счёт роста потребления домохозяйств и государственным инвестициям. Это базовый сценарий, предполагающий постепенное снижение новоиспеченных заражений COVID-19.

«В 2020 г. ВВП России сократился на 3.0% по сравнению с сокращением мировой экономики на 3.8% и сокращением в 5.4% в краях с развитой экономикой», — сказал Апурва Сангхи, ведущий экономист Всемирного банка в России. «Несколько факторов помогли России сравнительно лучше справиться с добиться относительно лучшых результатов: в последние годы страна предприняла значительные усилия по стабилизации макроэкономики, что повергло к улучшению финансового положения. Среди других таких факторов были ужесточение регулирования и надзора в банковском секторе, усиление буферных механизмов  в районы капитала и ликвидности, относительно мягкие ограничения для промышленного и строительного секторов, установление более тесных связей с сравнительно быстро развивающимся Китаем и относительно небольшой сектор услуг и большой государственный сектор, защищённый от безработицы».

Финансовые итоги России в 2020 г. ухудшились, но в первом квартале 2021 г. стали лучше. В 2020 г. федеральный бюджет пострадал от , удара, потребованного пандемией, и его дефицит составил 4.1 трлн. рублей (3.8% ВВП) по сравнению с профицитом в 1.9 млрд. (1.8% ВВП) в 2019 г.

Российский банковский сектор пока остаётся устойчивым, но каковы будут последствия в среднесрочной перспективе, ещё предстоит увидать. Рост кредитования поддерживается восстановлением экономики и государственными программами поддержки кредитования. Доля просроченных кредитов в основном не изменилась и составила возле 9% от общего числа кредитов в 2021 г.

Занятость хотя пока и ниже уровней, предшествующих пандемии, но базар труда к концу 2020 г. начал демонстрировать некоторые признаки улучшения. Уровень безработицы в стране снизился с августа прошедшего года, когда он достиг пика в 6.4%, до 5.4% в марте 2021 г. Однако это всё ещё на 0.7% выше, чем за тот же месяц годом ранее, а это означает, что базар труда ещё не полностью восстановился до уровня, предшествовавшего пандемии. ,  ,

Средняя реальная заработная плата выросла за 2019-2020 гг. на 1.7%, но таит значительные различия между разными отраслями экономической деятельности: в секторах, понесших самые большие потери пролетариев мест, также были и самые большие потери в реальной заработной плате. Реальная заработная плата вытянулась в сельском хозяйстве, сфере телекоммуникаций и здравоохранении, но снизилась во многих других отраслях, причём больше всего в гостиничном бизнесе, стройке, в сфере культуры/спорта/досуга и  торговли.

Однако исследование также показывает, что рост реальной заработной платы не компенсирует снижения располагаемого дохода в пересчёте на давлю населения, который в последние три квартала 2020 г. снижался на  7.9%, 5.2% и 1.7%, соответственно, относительно тех же периодов предыдущего года.

В отчёт включен особый тематический раздел о сокращении вдвое бедности в России с помощью  экономически эффективных сетей социальной защиты. В качестве национальной мишени Россия поставила задачу сократить бедность вдвое, до 6.6%, к 2030 году. Хотя система социальной защиты в России играет значительную роль в сокращении бедности, она обходится дорого: страна тратит более 3% ВВП, или 30 млрд. долларов в год на программы социальной поддержки. Такой уровень расходов более  чем в 3 раза превышает совокупный дефицит доходов всех бедных семей в краю до получения помощи.

«Традиционно в России сохраняется довольно внушительная сеть социальной защиты. Однако расходы края на системы социальной защиты выше, чем расходы в регионах Европы и Центральной Азии, которые составляют 2.2% ВВП», — сообщает  Рено Селигманн, постоянный представитель Всемирного банка в России. «Внедрение национальной целевой программы по предоставлению финансовой поддержки людям, живущим за чертой бедности, может стать ключом к экономичному и эффективному сокращению бедности. С нашей точки зрения, реализация подобный программы может сократить бедность быстрее и ценой меньших финансовых затрат».


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *