Война будущего: истребители F-35 не спеша наводят на цель бесчисленные ракеты, установленные на других самолетах, в то время как враг послушно выстраивается в шеренги для уничтожения

0

Одна из заключительных концепций применения новейшего многоцелевого истребителя F-35 заключается в том, что он не будет непосредственно участвовать в воздушном бою. Его задачей будет гарантировать наведение на цель других мощных платформ ведения огня, самолетов-стрелков. На эту роль были предложены различные перроны, такие как бомбардировщики В-1, F-18 и F-15.

Гениальная концепция, верно? Наши F-35 свободно летают в зоне воздушных боев, никем не примеченные, выбирают подходящие цели, которые с безжалостной эффективностью уничтожаются ракетами, запускаемыми с других, более приспособленных для этой мишени самолетов. Что здесь может не понравиться?

Война будущего: истребители F-35 не спеша наводят на цель бесчисленные ракеты, установленные на других самолетах, в то время как враг послушно выстраивается в шеренги для уничтожения

И все же, знаете ли, у меня есть смутное чувство тревоги по поводу этой концепции. Подавайте вспомним, что собой представляет современный воздушный бой. Это вовсе не размеренный и точно выверенный технологический процесс. Это запутанная, невообразимо стремительная и постоянно меняющаяся схватка, и она совершенно не соответствует сценарию, где разведывательный самолет, не торопясь, обнаруживает цели и передает их невидимым, по какой-то незнакомой причине не встречающим сопротивления, самолетам-стрелкам, даже не имеющим стелс-характеристик, в то время как противник покорно выстраивается в боевые распорядки и, практически оставаясь статичным, просто ждет, когда его уничтожат.

Если все так и будет происходить, прекрасно, план может сработать. Однако, реальность заключается в том, что противник использует все вяще и больше собственных самолетов-невидимок, а кроме того самолет-разведчик и сам будет  мишенью, то есть ему придется постоянно участвовать в собственной схватке не на существование, а на смерть. В таких условиях ему попросту будет некогда спокойно передавать данные о целях самолетам-стрелкам.

Самолеты стрелки, не будучи невидимками, скорее итого, будут находиться под постоянным огнем вражеских самолетов-невидимок и ракет большой дальности. Им придется лихорадочно маневрировать, чтобы выжить, а это не вполне подходящие обстоятельства для методичного запуска ракеты за ракетой по установленным целям.

Давайте взглянем на упомянутую концепцию более глубоко и пристально. Какие обстоятельства необходимы для  того, чтобы она сработала? Начнем с сенсорной платформы, или самолета-разведчика.

Он должен находиться достаточно близко, чтобы видать цели с помощью своих датчиков. В зависимости от конкретной цели, это может быть сто километров, когда речь идет о крупном бомбовозе, или всего десять километров, когда нужно обнаружить вражеский истребитель-невидимку. Даже обнаружение современных истребителей «полу-невидимок» потребует будет близкой дистанции, скажем, 40-50 километров или около того.

Теперь задумаемся об обратной стороне этого заявки: если датчик находится достаточно близко, чтобы видеть цель, значит он достаточно близко и для того, чтобы неприятель мог увидеть его самого, если только мы не надеемся, что у противника нет таких же радаров и систем инфракрасного поиска и слежения, как и у нас.

Самолет-разведчик должен быть не задействован в воздушном бою. Чтобы покойно и методично выбирать цель за целью, самолет-сенсор не может быть вовлечен в собственную безумную лихорадочную борьбу за выживание. Таким манером, он должен быть в состоянии свободно перемещаться вокруг зоны сражения, будучи невидимым и не участвуя в схватке. Возвращаясь к вышеупомянутым заявкам дальности и условиям взаимного обнаружения, не кажется ли вам, что такой сценарий крайне маловероятен?

Аналогичным образом, проанализируем обстоятельства работы стрелковых платформ. Самолет-стрелок должен быть достаточно близко, чтобы его ракеты могли поразить мишень. Наша стандартная ракета большой дальности  – AIM-120C / D, которая имеет радиус поражения 80-150 километров, желая эффективная дальность, вероятно, ближе к 50-100 километрам. Как и в случае с обнаружением цели, если самолет-стрелок подошел довольно близко для стрельбы, значит, он находится в пределах досягаемости для противника. Вообще-то, на самом деле, Россия и Китай, как сообщается в СМИ, имеют ныне на вооружении ракеты большей дальности, чем мы!

Получается, что стрелок также должен быть вне боя. Чтобы иметь возможность покойно и методично выпускать одну ракету за другой по целям, самолет-стрелок не должен быть вовлечен в собственную борьбу за выживание. Он должен быть в состоянии вольно перемещаться по зоне боевых действий, не будучи замеченным и не подвергаясь атакам. Возвращаясь к предыдущим комментариям о радиусе поступки датчиков и ракет, неужели такой сценарий кому-то кажется вероятным? Будет ли самолет без стелс-покрытия, с полным боезапасом, и от этого еще немало доступный для радаров противника, действовать свободно, не рискуя быть уничтоженным?

Впрочем, некоторые из вас могут сказать: обождите, но ведь именно эта схема работает с наземными системами наведения. Например, корректировщик огня, скрывающийся в горах Афганистана, передает эти о целях самолету-стрелку. Да, это правда, но обратите внимание на ключевые различия. Разведчик (корректировщик) может оставаться полностью замкнутым (благодаря оптике большой дальности, наличию хорошего укрытия и естественной «малозаметности» человека), в то же время обнаруживая мишени, а самолеты-стрелки остаются незамеченными и не подвергаются угрозе уничтожения, потому что враги, в борьбе с которыми эта тактика применяется, вообще не располагают военно-воздушными мочами.

Наш самолет-стрелок в Афганистане может летать над полем сражения совершенно беспрепятственно, не подвергаясь ни малейшей угрозе со стороны неприятеля. В столкновении с равным противником все будет совершенно иначе. Таким образом, приведенный аргумент не может опровергнуть очевидную нереалистичность разбираемой концепции.

Итак, мы имеем идею, которая звучит привлекательно, но представляется абсолютно неосуществимой в реальных условиях нынешнего воздушного боя. Это, похоже, еще один пример склонности наших военных полагать, что все будет так, как мы задумали, а противник будет сам помогать нам себя истребить.

Похоже, военные всерьез привержены этой концепции, хотя для этого нет никаких оснований. Где реалистичное тестирование, какое доказало, что она будет работать в  настоящей войне? Как это часто случается, военные приняли идею «разведчик/стрелок» без каких-либо основательных изысканий и проверок, которые подтвердили бы ее эффективность.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *