Врачи, увидев, что женщина-донор ещё жива, убили её с помощью смертельной инъекции

0

Врачи, увидев, что женщина-донор ещё жива, убили её с помощью смертельной инъекции

Большинство людей становятся донорами, предполагая, что органы у них будут изъяты после их кончины и переданы тому, кто нуждается в здоровых органах.

Но анализ случая, опубликованного в American Journal of Case Reports  под заголовком «Оглашена мёртвой дважды: Что должен делать врач в перерыве?»,  касается гибели 39-летней женщины в результате заостренного отравления фентанилом после сделанной ей в госпитале  инъекции.

Женщину готовили к операции по извлечению донорских органов. Она была оглашена мёртвой после остановки сердца. Через минуту после констатации смерти врачи заметили пульсацию аортальной и почечной артерий. Извлечение органов было кончено. Женщине ввели дополнительные дозы фентанила и лоразепама, что привело к тому, что её вторично объявили мёртвой через 18 минут после того, как её кончина была констатирована в первый раз.

В отчёте об этом случае сообщается, что по результатам вскрытия эта смерть была определена как смертоубийство. Как пишут Анни Бао и Шипин Бао:

«Посмертное токсикологическое исследование подключичной крови показало содержание 6,3 нг/мл фентанила, 17 нг/мл лоразепама, 15 мкг/мл леветирацетама и 29 нг/мл зипразидона. Вина смерти установлена как острое отравление фентанилом в результате инъекции фенталина в госпитале. Ещё одно значимое состояние, содействовавшее летальному исходу, это  разрыв «ягодной» аневризмы  круга Виллиса. Род смерти определён как убийство. По нашему мнению, прямой причиной смерти стала дополнительная доза  фентанила, введённая между 3.00 и 3.17 утра.

В отчёте на показано, был ли врач обвинён в убийстве или наказан руководством больницы либо каким-либо органом, осуществляющим надзор за врачами. В отчёте подлинно говорится, что: «Во-первых, бригада по изъятию органов должна немедленно покинуть помещение и отказаться от операции, и, во-вторых, врачующий врач должен позволить действовать природе и воздержаться от чрезмерного медицинского вмешательства».

Однако «чрезмерное медицинское вмешательство» это не подходящее дефиниция, учитывая, что женщине сделали заведомо смертельную инъекцию.

Остальная часть исследования посвящена обсуждению проблем возвращения к жития и «правила мёртвого донора» (Возвращение к жизни определяется как «отсроченное восстановление спонтанного кровообращения после прекращения сердечно-легочной реанимации»).

Страшусь, что исход этого дела не так уж необычен, как можно было бы предположить. Вполне вероятно, что об этом случае стало популярно, потому что кто-то из медиков, участвовавших в этом деле, был потрясен тем фактом, что пациентку намеренно убили.

Поскольку эти поступки и решения принимаются в частной сфере, вполне вероятно, что это происходит довольно регулярно без какого-либо уведомления или комментариев со сторонки других. Кроме того, введение смертельной дозы фентанила вряд ли бы произошло, если бы такого не делалось в прошедшем.

В странах, где узаконена эвтаназия, увязка донорства органов с эвтаназией не только обеспечивает трансплантацию органов, но и превращает эвтаназию в «социальное благо».

Новоиспеченный вопрос: зачем сначала убивать человека с помощью смертельной инъекции, если он согласился стать донором органов? Гораздо эффективнее уложить человека извлечением органов, чем добывать органы после эвтаназии.

Несколько лет назад специалист по вопросам биоэтики Уэсли Смит строчил, что «правило мертвого донора» важно для поддержания целостности процедуры донорства органов. Я согласен, но изменение медицинской этики, вероятно, сделало это рассуждение спорным.


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *