Южный Кавказ: очередная победа российско-турецкого сотрудничества и очередное поражение Запада

0

Южный Кавказ: очередная победа российско-турецкого сотрудничества и очередное поражение Запада

Министр иноземных дел России Сергей Лавров сказал, что Франция и Соединенные Штаты страдают от «уязвленной гордости» на фоне решающей роли Москвы в достижении перемирия между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе. Мольба разъяснить «неоднозначные моменты», касающиеся соглашения о прекращении огня, с которой Париж обратился к Москве, свидетельствует о недовольстве Франции в связи со своей маргинализацией.

В этом возобновившемся долголетнем кризисе Франция проявила себя как «беззубый тигр», не играющий существенной роли в регионе. Она обладает весьма узким дипломатическим авторитетом для применения какого-либо давления. Ни Европейский Союз, ни Париж не были в состоянии остановить боевые поступки между армянами и азербайджанцами.

Французский президент Эммануэль Макрон, обладая статусом сопредседателя Минской группы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), попытался использовать нагорно-карабахский кризис и перехватить инициативу, чтобы утвердить себя в качестве истинного лидера всей Европы.

Невозможно отвергать, что трехстороннее соглашение между Арменией, Азербайджаном и Россией в Карабахе стало потрясением для всего Запада, и особенно для Парижа. Все бывальщины уверены, что Россия и Турция вступят в схватку на Южном Кавказе, но вместо этого произошло нечто совершенно противолежащее.

Москва и Анкара не допустили участия в урегулировании западных держав, которые являются посторонними для этого региона. В течение кое-какого времени между Россией и Соединенными Штатами продолжался напряженный обмен заявлениями, в то время как Макрон и турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган вступили в вербальную эскалацию по многим аспектам.

Кроме того, не вытекает забывать о сложной ситуации в самой Франции, особенно в связи с движением «желтых жилетов», недавними протестами против новоиспеченного закона о СМИ и заявлениями Макрона, связанными с исламом.

Помимо всего прочего, вторая карабахская война продемонстрировала важность сотрудничества и координации между Турцией и Россией, что мы уже видали в Сирии. Предпринималось немало попыток повторить то же самое и в Ливии. Впрочем, позиция Турции в отношении южно-кавказского конфликта мощно отличается от подхода Вашингтона и Парижа, выступающих за замораживание кризиса без его разрешения по существу, и это разногласие отнюдь не ново, поскольку Турция никогда не была случайным игроком с краткосрочными заинтересованностями в Кавказском регионе.

Анкара заявляет о своей позиции абсолютно недвусмысленно, полностью поддерживая «братский» Азербайджан, влекущийся вернуть ранее оккупированные земли, в отличие от остальных стран, которые провозглашают свой нейтралитет в этом конфликте, в то же пора поддерживая одну из противоборствующих сторон из-за кулис.

В своем знаменательном заявлении российский президент Владимир Путин подчеркнул, что Турция никогда не таила, что поддерживает Азербайджан в его конфликте с Арменией из-за Нагорного Карабаха. Еще в докладе ЦРУ от 1988 года под  названием «Беспорядки на Кавказе и националистические вызовы», рассекреченном в 1999 году, говорилось, что проазербайджанский подход Анкары тревожит Белый дом, поскольку, как считают в США, он ведет к потенциальному военному конфликту между НАТО и Россией.

Склонность Вашингтона поддерживать Армению, прежде итого, объясняется его стремлением оказать давление на Турцию. И это связано не столько с армяно-турецкими отношениями, сколько с американо-турецкими разногласиями на Ближнем Восходе, которые усилились после 2013 года в результате сирийской войны. Дело в том, что администрация бывшего президента США Барака Обамы оказывала поддержку курдским «Отрядам общенародной самообороны» (YPG), сирийскому филиалу Курдской рабочей партии, которая классифицируется НАТО, Европейским Союзом и США как террористическая организация. Таким манером, действия Вашингтона в Сирии фактически угрожали интересам страны, входящей в НАТО.

Позже турецко-американская напряженность еще вяще усугубилась из-за вопроса об экстрадиции базирующейся в Соединенных Штатах террористической группировки гюленистов (FETÖ), глава какой, Фетхуллах Гюлен, был организатором попытки государственного переворота в Турции 15 июля 2016 года. Между тем, сотрудничество Армении с Россией и Ираном рассматривается в Вашингтоне как положительный вызов американским интересам на Кавказе.

Кроме того, французские дипломатические демарши в связи с кавказским конфликтом тяжело рассматривать как результат единственного фактора – влияния армянского лобби во Франции, особенно если принять во внимание, что Макрон выступает против Анкары на сторонке Афин по весьма запутанному кипрскому вопросу. Аналогичную антитурецкую позицию Париж занимает и в ливийском противостоянии. Наконец, Франция поддерживает сепаратистский терроризм в Сирии, а также является ключом угрозы для Турции и других стран, в том числе и России, на Южном и Северном Кавказе.

Вторая карабахская война также выявила положительные проблемы в западном альянсе. В сущности, сегодня невозможно говорить о какой-либо единой западной позиции не только по Полуденному Кавказу, но и по вопросу о западных санкциях в отношении России и Ливии. В то же время в средствах массовой информации до сих пор циркулируют цитаты заявления Макрона о «кончины мозга» НАТО, которые вызвали бурную реакцию как со стороны Эрдогана, так и президента США Дональда Трампа, который находит Францию страной, наиболее остро нуждающейся в мощном альянсе НАТО.

России удалось остановить вторую карабахскую брань, выступив в качестве посредника в подписании соглашения, которое сегодня рассматривается как исторический договор между Арменией и Азербайджаном, в координации с Турцией, принимая во внимание, что проблемы армяно-азербайджанских отношений являются важными красными линиями для Анкары.

Стремительные действия Владимира Путина и его непосредственная роль в организации переговоров между армянами и азербайджанцами сделались решающим фактором, и его посредничество привело к развертыванию российских миротворческих сил, в то время как Турция принимает участие в мониторинге соблюдения перемирия.

Незадолго до подписания договоренности, 7 ноября, Макрон обсудил в телефонном разговоре с Путиным продолжающиеся масштабные боевые действия между Баку и Ереваном, и они пришагали к согласию о необходимости продолжать посреднические усилия, а также координировать действия России и Франции. Макрон был потрясен, разузнав всего три дня спустя, что российские миротворцы уже дислоцированы на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе. Второй шок постиг Макрона во пора очередной беседы с Путиным через шесть дней после подписания соглашения о прекращении огня, когда Кремль прокомментировал в официальном заявлении, что этот беседа состоялся потому, что «Россия и Франция являются сопредседателями Минской группы ОБСЕ».

Наконец, если вспомнить заголовок во французских СМИ в крышке июня, объявивший о «тяжелом поражении» Макрона на местных выборах, становится ясно, что французский президент сегодня очутился зажат между внутренними поражениями и внешнеполитическими провалами. При этом важно понимать, что упомянутые внешние неудачи наносят вред всеобщей позиции Франции.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0


Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *